винкс

Наскренцкий (Наскренский) Казимир Эдмундович



Родился 11 июня 1878 года в Житомире Волынской губ. После окончания средней школы и гимназии в Житомире поступил на медицинский факультет университета, но не окончил его. В 1897 — поступил в ДС в Житомире и в 1900 — за большие успехи был досрочно допущен к выпускным экзаменам 5-го курса ДС для дальнейшего направления на учебу в ДА в СПб. 13 декабря 1901 — подал заявление об уходе из ДА по состоянию здоровья. В 1902 — был рукоположен и с 1905 — стал викарием кафедрального собора Св. Софии в Житомире, с 1905 — законоучителем мужской гимназии, с 1908 — настоятелем храма Св. Архангела Михаила в приходе Ободовка, с 1912 — сначала викарием потом настоятелем прихода Св. Александра в Киеве и администратором прихода Св. Игнатия, до 1920 — был также законоучителем в разных школах. В 1920 — стал Киевским деканом. Апостольский администратор о. Феофил Скальский успел до своего ареста назначить его своим генеральным викарием. 2 июня 1926 — назначен Апостольским администратором Житомирской епархии, возглавил также нелегальную ДС на квартире о. Теофила Скальского в Киеве. Вместе с о. Яном Свидерским тайно подготовил шестерых кандидатов к рукоположению, среди них двое были тайно рукоположены в Ленинграде еп. Антонием Малецким. Под давлением ГПУ, а также группы священников, специально для этой цели освобожденных из тюрем, вместе с администратором Каменецкой епархии о. Яном Свидерским вынужден был 19 октября 1927 — написать приветственную декларацию по случаю 10-летнего юбилея Октябрьской революции. Текст декларации, опубликованный позднее в украинских и московских газетах, сильно отличался от написанного священниками варианта. Очевидно, он был полностью переписан в ГПУ, в таком виде он стал компрометацией католического духовенства на Украине, поскольку апостольские администраторы выражали признательность и благодарность советской власти за религиозную свободу и якобы признавались, что «католическое духовенство на Украине вело антисоветскую деятельность и сотрудничало с польской разведкой». Об этой фальсификации о. Казимир Наскренцкий уведомил еп. Пия Неве в Москве. ГПУ неоднократно издевалось над ним, постоянно вызывая его на допросы, проводя ревизии, арестовывая его прихожанок, которых обвиняли в принадлежности «к организации терциариев». 24 июля 1929 — был арестован в Полонном и привлечен к следствию по групповому делу католического духовенства («дело ксендзов»). Отправлен сначала в Киевскую, а 15 июня 1930 — в Харьковскую тюрьму. Следствием обвинялся в «контрреволюционной деятельности и контактах с буржуазным государством», причем вынужден был признаться даже в том, что «ожидал, когда Польша займет Правобережную Украину». 27—30 июня 1930 — прошел закрытый судебный процесс, на котором он заявил, что «его взгляд на советскую власть был всегда контрреволюционным, что готовившимся тайно к священству говорил о том, как эта власть репрессирует верующих, что они всегда должны быть готовы к аресту». 30 июня был приговорен По ст.ст. 54-3, 54-4, 54-5,54-6, 54-10 и 54-11 УК УССР к ВМН с заменой на десять лет ИТЛ с поражением в правах на 5 лет по ст. 29 «а», «б», «в» УК УССР и запрещением проживания на территории Правобережной Украины сроком на 5 лет согласно ст. 34 УК УССР (ПП ЧС ВС УССР). 26 сентября вывезен в числе десяти священников в Котлас, потом отправлен в Ярославский политизолятор на Волге. 15 сентября 1932 — выехал по обмену в Польшу. С 1935 — капеллан в сиротском приюте в Отвоцке, с 1936 — капеллан сельскохозяйственного института в Варшаве, где оставался во время и после войны, с 1947 — стал капелланом у сестермо накинь в с. Плуды под Варшавой, а с 1949 — в Квидзине. Издал несколько богословских и литургических книг. Написал также воспоминания. 4 мая 1950 — скончался в Квидзине.
10 февраля 1930 — о. Казимир Наскренцкий зявил на допросе: «Я согласен быть в Польше последним человеком, сторожем и т. д., лишь бы не быть в СССР. Такое настроение есть следствие моей измучениости жизнью после советской власти, невозможностью исправить свое здоровье в условиях режима, созданного для ксендзов советской властью. Здесь же желаю отметить, если советская власть и в будущем будет вести прежнюю линию по отношению к ксендзам — мы все, ксендзы, убежим в Польшу нелегально, мы были вынуждены хотя бы па коленях молить отправить нас в Польшу или куда-нибудь за кордон. Мои взгляды противоположны политике советской власти в религиозном вопросе, поэтому я отстаивал свои идеи. Я проповедовал принципы римско-католического учения о религии, об увеличении числа верующих, укреплении веры у колеблющихся, внедрении религиозного духа у молодежи легальными и нелегальными способами. Легально — проповеди с амвона костела, нелегально — подготовка ксендзов в нелегальной семинарии. Мы, ксендзы, находящиеся на свободе, считали своим долгом оказывать материальную помощь арестованным ксендзам. Делает это каждый по своему усмотрению, я, в частности, помогал ксендзу Жилинскому и ксендзу Стысло».
ГАРФ, ф. 8406, оп. 2, д. 5647, л. 4, 5, 8, 10,35, 40. 47;
Dzwonkowski Roman SAC. С. 364—366;
Осипова И. 1996. С. 185;
Следственное дело Мо 68087 // Архив ЦГАОО Украины;
Соколовський О.К. С. 138—139.

Мы на Facebook
Закрыть

Прочитано: 2390

[ Вернуться назад ]

http://runetki.sexy/
Навигаци
 
Последнее добавленное
 
На правах рекламы
 


Полезные статьи

  • В поисках свадебного фотографа