винкс

Пий X, папа, св.



Также известен как
Giuseppe Melchior Sarto, Giuseppe Melchiorre Sarto, Giuseppe Sarto, Joseph Sarto, Папа Святого Таинства

Биография

Сын Джамбаттиста Сарто, деревенского сапожника, и Маргариты Сансон (Giambattista Sarto, Margherita Sanson). В детстве жил в бедности, один из восьми детей. Крещён 3 июня 1835. Получил конфирмацию 1 сентября 1848. Ещё в молодости понял своё призвание к священству. Учился в семинарии в Падуа, проявив себя как отличный студент. Рукоположен блаженным Джованни Антонио Фарина 18 сентября 1858. Священник в Томболо (Tombolo) с 1858 по 1867. Настоятель Сальцано (Salzano) с 1867 по 1875. Каноник кафедральной коллегии Тревизо (Treviso) в 1875. 9 лет был ректором семинарии Тревизо и её духовным наставником. Примикирий (старший каноник) коллегии в 1879. Глава епархии Тревизо. Викарный капитулярий (администратор вакантной епархии) с декабря 1879 по июнь 1880. Епископ Мантуа, Италия с 10 ноября 1884. Помогал во время возведения Папы на престол 19 июня 1891. Получил должность кардинала-священника церкви святого Бернардо (Bernardo alle Terme) 12 июня 1893. Патриарх Венеции с 15 июня 1893. Выбран 257-м Папой, приняв имя Пий X.

Издал декреталии о раннем (в 7 лет вместо 12 или 14, как было раньше) и частом Причастии. Устранил последние следы янсенизма, рекомендуя частое и даже ежедневное Причастие. Реформировал литургию, побуждая к ясным и простым проповедям, и вернул грегорианское песнопение. Исправил Бревиарий и учение Катехизиса. Боролся с модернизмом, осудив его как «итог всех ересей». Реорганизовал римскую курию, административные составляющие Церкви. Выступал против современного противостояния государства против Церкви. Был инициатором сведения в кодекс канонического права. Рекомендовал чтение Библии всеми верными. Поддерживал иностранные миссии. Его завещание: «Я родился бедным; я жил в бедности; я хочу умереть бедным.»

Родился
2 июня 1835 в Рьезе (Riese), епархия Тревизо, Венеция, Австрия (сейчас Италия) под именем Giuseppe Melchiorre Sarto

Восхождение на Папский престол
выбран 4 августа 1903; взошёл на должность 9 августа 1903

Папские беатификации
1906: Блаженная Marie Genevieve Meunier 1906: Блаженная Rose Chretien 1906: Святой Valentin Faustino Berri Ochoa
1907: Блаженный Clarus
1907: Блаженная Zedislava Berka
1907: Святой Иоанн Боско
1908: Блаженный John van Ruysbroeck
1909: Блаженный Andrew Nam Thung
1909: Святая Agatha Lin
1909: Святой Agnes De
1909: Святая Жанна д`Арк
1909: Святой John Eudes

Папские канонизации
1904: Святой Alexander Sauli
1904: Святой Gerard Majella
1909: Святой Clement Mary Hofbauer
1909: Святой Joseph Oriol

Умер
20 августа 1914 в Ватикане естественной смертью, вызванной в том числе и волнениями, связанными с началом Первой Мировой Войны; погребён под алтарём часовни Преподнесения, базилика святого Петра

Беатифицирован
3 июня 1951

Канонизирован
29 мая 1954 Папой Пием XII

Покровитель
архиепархии Атланта, Джорджия; епархии Des Moines, Айова; получающих первое Причастие; Great Falls-Billings, Монтана; архиепархии Kottoyam, Индия; паломников; Santa Lucija, Мальта; епархии Springfield-Cape Girardeau, Миссури; архиепархии Zamboanga, Филиппины

Изображения
в белом папском таларе с наперстным крестом

Работы
E Supremi: О Восстановлении Всего в Христе, 4 октября 1903
Ad Diem Illum Laetissiumum: О Непорочном Зачатии, 2 февраля 1904
Iucunda Sane: О Папе святом Григории Великом, 12 марта 1904
Acerbo Nimis: О Христианском Вероучении, 15 апреля 1905
Il Fermo Proposito: О Католической Деятельности в Италии, 11 июня 1905
Vehementer Nos: О Французском Законе о Разделении, 11 февраля 1906
Tribus Circiter: О Мариавитах, или Мистическом Священстве Польши, 5 апреля 1906
Pieni L'Animo: О Духовенстве в Италии, 28 июля 1906
Gravissimo Officii Munere: О Французских Объединениях Поклонения, 10 августа 1906
Une Fois Encore: О Разделении Церкви и Государства, 6 января 1907
Lamentabili Sane, 3 июля 1907
Pascendi Dominici Gregis: О Учении Модернистов, 8 сентября 1907
Communium Rerum: О Святом Ансельме из Аоста, 21 апреле 1909
Editae Saepe: О Святом Карле Борромео, 26 мая 1910
Iamdudum: О Законе Разделения в Португалии, 24 мая 1911
Lacrimabili Statu: О Индейцах Южной Америки, 7 июня 1912
Singulari Quadam: О Рабочих Организациях, 24 сентября 1912
Haerent animo
Lamentabili sine exitu
Sacra tridentina Synodus
Tra le sollecitudini

Цитаты

Воистину, мы проходим через страшное время, когда сами можем сокрушаться подобно пророку: «Слушайте слово Господне, сыны Израилевы; ибо суд у Господа с жителями сей земли, потому что нет ни истины, ни милосердия, ни Богопознания на земле» (Ос. 4:1) Но даже среди этого потока греха, Милосерднейшая Дева поднимается перед нашими глазами, подобно радуге, как ходатай мира между Богом и человеком.

Папа святой Пий X

Бог мог послать нам Спасителя человеческой расы, и Основателя Веры иначе, чем через Приснодеву, но поскольку Святому Провидению было угодно, чтобы Богочеловек пришёл к нам через Деву Марию, зачатым от Духа Святого, и носившей Его в Своём чреве, нам только остаётся принять Христа из рук Марии.

Папа святой Пий X

Моё упование - в Христе, Который укрепляет самого слабого Своей Божественной помощью. Я могу всё в Том, Кто укрепляет меня. Его Сила - бесконечна, и если я склонюсь к Нему, она станет моей. Мудрость его безгранична, и если я стану искать Его совета, я не буду обманут. Его Доброта - бесконечна, и если моя вера пребудет в Нём, я не буду оставлен.

Папа святой Пий X

Пусть бушует шторм и темнеют небеса - не того мы должны бояться. Если верить Марии так, как долженствует, то увидем в Ней Деву Самую Сильную, «Которая девственною ногой сокрушила главу змея.»

Папа святой Пий X

Святое Причастие - это самый короткий и безопасный путь к Небесам.

Папа святой Пий X

Собрание псалмов, встречающееся в Писании, богодухновенно, и от самого начала Церкви оно чудесным образом способствовало возрастанию веры среди христиан, которые предлагают «Богу непрестанную жертву восхваления, плод их губ, благословляющих Его имя.» Следуя порядку, уже заведённому в Старом Законе, псламы играли заметную роль как в самой божественной литургии, так и в ежедневных молитвах. Августин прекрасно это выражает, когда говорит: «Бог настолько Себя прославил, что человек мог бы выразить Ему надлежащее прославление; поскольку Бог предпочёл прославить Себя, человек обрёл способ, которым он должен славословить Бога.»

У псалмов есть также чудесная способность пробуждать в наших сердцах желание ко всякой добродетели. Афанасий говорит: «Псалмы видятся мне подобными зеркалу, в котором тот, кто обращается к ним, может увидеть самого себя, и помышления своего сердца; он может читать их невзирая на свои собственные ощущения.» Августин пишет в своих Исповедях: «Как плакал я, слыша ваши гимны и канты, тронутый до глубины сладкозвучным пением вашей Церкви. Эти голоса вплывали в мои уши, истина просачивалась до глубины моего сердца, и от него поднимались волны преданности.»

И правда, кого не тронут те места из псалмов, так глубоко выражающие бесконечное величие Бога, Его всемогущество, Его справедливость, и доброту, и милосердие, не умещающиеся в словах, и все Его другие безграничные качества, достойные нашего восхваления? У кого не возникнут те же чувства от молитв благодарения Бога за благодеяния, получаемые по нашим прошениям, столь смиренным и доверительным, за благодеяния, ещё ожидаемые, по мольбам души в скорбях из-за совершённых грехов? В ком не загорится огонь любви, когда он смотрит на предзнаменование Христа Спасителя, так с любовью здесь выраженного? Это был Его «голос», услышанный Августином в каждом псалме, голос восхваления, страдания, радостного ожидания, нынешней скорби.

из апостольского уложения Папы святого Пия X о Священном Писании

День памяти 21 августа

Источник: Католический Петербург


СВЯТОЙ ПИЙ X (память 21 августа)
Конклав 1903 года
20 июля 1903 года скончался папа Лев XIII, избранный на папский престол двадцать пять лет тому назад. Через девять дней после кончины Льва XIII кардинал Сарто должен был ехать в Рим для участия в выборе нового папы. В сопровождении своего секретаря, монсиньора Брессана, он отправился на вокзал, думая, что отъезд его останется незамеченным. Но на вокзале их узнали, приветствовали и желали им скорого возвращения. Иные пожелали патриарху стать папой. "Будьте спокойны, - отвечал он всем, - живым или мёртвым, а Венеции я никогда не забуду". Когда поезд тронулся, патриарх опустил окно и ещё раз окинул взглядом множество своих пасомых и преподал благословение городу, который он, сам того не зная, вставлял навсегда.
В Риме готовились к конклаву. Во время предварительных бесед и совещаний, архиепископ Бордосский, кардинал Леко, обратившись к кардиналу Сарто на французском языке, спросил его, какой он епархии. Патриарх сказал, что он не владеет французским языком. На это кардинал Леко ответил: "Если Вы не говорите по-французски, то не можете быть избраны папой". Слава Тебе, Господи!" - воскликнул патриарх с радостной улыбкой. Заседания конклава начались 31 июля, к вечеру. Первоприсутствующий кардинал напомнил избирателям (при избрании папы имеют право голоса только кардиналы; подавляющее большинство кардиналов - архиепископы или епископы крупных церковных кафедр Европы, Америки, Азии, Африки и Австралии; конклав открывается не сразу после смерти покойного первосвятителя, чтобы все кардиналы успели съехаться), что они должны отстранить от себя всякие земные побуждения, всякую партийность, и не иметь в избрании нового папы иной цели, кроме славы Божией, блага Церкви, защиты её учения и её прав, и вечного спасения душ человеческих.
Однако в мировой политической печати уже называли двух кандидатов. Это были кардинал Рамполла, долголетний сотрудник Льва XIII, "сторонник французской ориентации", по мнению журналистов, и кардинал Готти, которого почему-то считали германским кандидатом. На первом голосовании Рамполла получил 24 голоса, Готти - 17, а кардинал Сарто, о котором политические газеты и не упоминали - 5. В вечернем заседании того же дня за кардинала Сарто было подано уже 10 голосов.
Когда 2 августа утром кардиналы собрались в капелле для третьего голосования, то Краковский епископ, кардинал Пузына, сообщил конклаву желание императора Франца Иосифа: Австрийский император настаивал на том, чтобы кардинал Рамполла не был избран. Это было со стороны императора совершенно беззаконное посягательство на свободу Церкви. Против такой попытки воскресить давно прошедшие печальные времена вмешательства государственной власти в чисто церковные дела участники конклава энергично запротестовали; в их заявлении говорилось между прочим, что требование императора не может быть принято конклавом во внимание ни официальном, ни в официозном или частном порядке, а потому "и считаться с ним не будут вовсе".
На следующем голосовании кардинал Рамполла получил 29 голосов, а патриарх Сарто заволновался: со слезами на глазах он непрестанно умолял своих совыборщиков не голосовать больше за него, подчёркивая свои недостатки, свою неопытность в делах, касающихся всей Церкви, свое незнание языков и т. д. Но все последующие голосования непрестанно выдвигали его на первое место, между тем как кардинал Готти, которого некий император хотел видеть на папском престоле, получал лишь совсем незначимее количество голосов. Избрание кардинала Сарто становилось всё более и более очевидным. Чтобы сломить сопротивление Венецианского патриарха, который всё ещё продолжал решительно отказываться от всецерковного первосвятительского служения, некоторые кардиналы стали ему доказывать, что его отказ может повредить Церкви. "Всю жизнь будете иметь угрызения совести, если откажетесь", - почти резко сказал ему Миланский архиепископ.
На вечернем голосовании 3 августа за кардинала Сарто было подано 35 голосов, а на следующий день утром он был избран, получив 50 голосов, то есть больше чем нужно было, чтобы иметь требуемые каноническим правом 2/3 общего числа голосов.
Как только он услышал, что он избран, он упал лицом на землю, моля Бога о помощи. По словам одного очевидца, "он выглядел как осуждённый на смертную казнь". Кардинал-декан сейчас же задал ему предписанный по чину избрания вопрос: "Соглашаетесь ли Вы на Ваше избрание на Верховное Первосвятительство, произведённое согласно каноническим правилам?" Патриарх ответил: "Если чаша сия не может быть пронесена мимо меня, то да свершится воля Божия". Но такой ответ не был признан достаточно утвердительным, а потому кардинал-декан повторил свой вопрос. "Да, я согласен", - ответил, наконец, кардинал Сарто. Тогда, по древнему конклавному обычаю, опустились вниз все балдахины, поднятые над креслами всех выборщиков, кроме балдахина над креслом избранного. Затем кардинал-декан спросил у него, какое имя он желает носить. Новоизбранный папа ответил: "В память всех святых первосвятителей, молитвенное заступничество которых мне так необходимо и которые в прошлом веке мужественно претерпели всякие преследования против Церкви, я буду носить имя Пия". Так Венецианский патриарх стал Пием X.
Сразу же после своего избрания он заявил, что его деятельность, как видимого главы Вселенской Церкви, будет направлена, главным образом, на защиту свободы Церкви и чистоты Христова учения. Его первое окружное послание от 4 октября 1903 содержит его программу: Instaurare omnia in Christo, "Всё соединить под Главою Христом" (Ефес. 1,10). Оно всё проникнуто глубокой верой. В нем проявляется твёрдость в исповедании этой веры и в борьбе, которую придётся предпринять против врагов имени Божия. Но всё смягчено пламенной Христовой любовью к душам человеческим. Нельзя создать никакого мира и никакого порядка, "если изъять, исключить Бога, как это делается сейчас во многих странах". Всё соединить во Христе можно лишь придя ко Христу-Главе. Этот путь совершается через послушание единой всецерковной иерархии и творческой христианской деятельностью всех, клира и мирян. И Пий X рисует здесь план Католического Действования, как в области хозяйственной, так и в общественной жизни. Можно сказать, что все последующие акты и распоряжения Пия X имели своим отправным пунктом указанную энциклику.
Одним из первых его мероприятий была конституция Sede vacante, "При незамещённом первосвятительском престоле", от 20 января 1904 года; в ней авторитетно указывалось на отсутствие каких бы то ни было прав правителей государств заявлять вето на конклавах. Запрещалось произносить такое вето под страхом отлучения от Церкви. Это постановление Пия X было вызвано вышеупомянутым выступлением Австрийского императора.
Несколько дней после своего восшествия на папский престол, Пий X возвёл в кардинальское достоинство и назначил "Государственным Секретарём" - высшим в Католической Церкви ответственным лицом после папы - совсем ещё молодого епископа Рафаила Мерри дель Валь. Этим актом новый папа показал, что он ценит выше всего святость и что он не связан националистическими предрассудками. Владыка Рафаил был действительно прелатом глубокой, чисто священнической, жизни, он был как бы овеян благодатью; он был испанцем, а мать его была англичанкой. До самой смерти Пия X, кардинал Мерри дель Валь был его верным сотрудником и безропотно нес тяжкое бремя "государственного секретаря", то есть представителя Церкви в сношениях с разными правительствами и главами государств.
На послов при Св. Престоле новый папа произвёл огромное впечатление. Они были поражены не только его святостью, его простотою и отеческой приветливостью, но и его отчётливым пониманием подчас весьма сложных международных вопросов. Прусский посол сказал однажды кардиналу Мерри дель Валь: "Есть что-то загадочное в этом папе, достаточно на него посмотреть, чтобы испытать чарующее впечатление". А верующие сразу увидели в нем как бы "старца старцев", как выражался о папе Константин Леонтьев.

В защиту веры
В XIX веке повсюду сильно распространились лжеучения, которые наконец породили новую ересь - модернизм. Уже будучи Мантуанским епископом, Преосв. Иосиф Сарто энергично боролся с тогда ещё довольно неопределёнными и расплывчатыми проявлениями этого заблуждения. Став папой, он в нескольких посланиях и речах отечески увещал духовенство и богословов остерегаться указанной духовной заразы. Но когда стало ясным, что ересь начинает проникать даже в некоторые богословские факультеты и в семинарии, благодаря талантливым сочинениям влиятельных теоретиков "модернизации христианства" (Луази, Тиррелль, Шелль, Мурри и др.), Пий X сначала осудил 65 положений, заимствованных из этих сочинений, а затем 8 сентября 1907 года обнародовал свое знаменитое окружное послание Pascendi, "Пасти Господне стадо". Стоит немного остановиться на этом документе, который тоже является плодом долгих совещаний с епископами разных стран, жертвенных страданий и неустанных молитв архипастыря - подвижника и многочисленных благочестивых мирян.
Послание перечисляет и точно устанавливает основные заблуждения модернистов. Вот главные:
1) Вера есть чувство, которое без всякого участия разума порождается естественною потребностью божественного. (По учению Отцов Церкви, Христианская вера - вовсе не чувство, а вызываемое сверхприродной благодатью Христовой смиренное восприятие духом, то есть умом и волей, истин Откровения, преподаваемых Церковью, и по большей части непостижимых для разума.)
2) Догматы - только символы и выражения религиозного чувства и потому не имеют безусловного и вечного значения.
3) "Исторический Христос" - обыкновенный высоконравственный человек и только, Он не имел Божеской природы. А "Христос, созданный верою" никогда не существовал.
4) Св. Писание - творение чисто человеческое, не боговдохновенное.
5) Откровение познаётся вовсе не из хранимого Церковью Предания, а из личного религиозного опыта. (Известно, что такой "личный опыт" причинил разложение протестантизма на несколько сот друг другу враждебных сект.)
6) Таинства не являются богоустановленными средствами для сообщения людям благодати; это - простые символические обряды, питающие религиозное настроение.
7) Церковь не есть Христом установленное и освящаемое иерархическое общество верующих, не Тело Христово, а продукт или порождение общего сознания. Не пастыри должны пасти верующих, а наоборот: масса верующих является той инстанцией, которой епископат обязан послушанием. Католическое учение об активном участии верующих во всех проявлениях жизни Церкви под руководством иерархии должно быть переработано в духе современных демократических начал.
8) Вероопределения должны изменяться согласно эволюции научного знания.
9) Евангельские чудеса существовали только в разгорячённом воображении учеников Назарянина.
10) Истина не является неизменной так же, как и сам человек, ибо истина развивается с человеком, в нём и через него.
В энциклике ясно показывается, как система модернистов убивает всё сверхприродное, благодатное, подлинно христианское. Папа смело указал в ней на главный моральный источник новой ереси: дух гордости, неуважения к авторитету Св. Писания и Предания, дух непослушания учащей Церкви. Энциклика обращает также внимание духовенства и верующих на несомненный факт, что модернизм неизбежно ведёт к полному атеизму.
Модернисты заволновались. Почти все священники, слегка заражённые лжеучением, образумились, покаялись и вернулись в полное послушание Церкви. Но главари продолжали упорно настаивать на своём и тем самым превратились в жалкую кучку отлучённых от Церкви еретиков. В кругах издавна враждебных католичеству посыпались укоры в "нетерпимости", в "фанатизме", в том, что у Пия X "уровень сельского попика". Но ересь, как массовое движение, вскоре затихла, страшная опасность для всего христианского мира миновала. Энциклика Pascendi решила судьбу модернизма: в Церкви ему места нет и не будет.
В отношении модернизма Пий X всегда проявлял определённо отрицательные убеждения, он был "нетолерантен", неумолим, недоступен для компромиссов и неуместно иронических толкований. Иные усматривали в этом какую-то жестокость, отсутствие евангельской любви. Но папа следовал принципу св. Августина: "Ненавидьте заблуждение, любите заблуждающихся". Для самих модернистов, как людей несчастных, гибнущих, которых нужно спасти, Пий X имел "непревзойдённую любовь", милосердие, готовность всё простить при первом проявлении искреннего покаяния; это засвидетельствовано всеми близко знавшими его людьми. Прежде чем осудить какого-либо лжеучителя, папа старался отеческой лаской направить его на правильный путь.
Священник Р. Мурри, один из главарей модернизма в Италии, не раз грубо оскорблял в печати кардинала Сарто, будущего Пия X; но папа отвечал ему лишь проявлениями доброты, оказывая ему, например, анонимную материальную помощь, и притом даже после того, как Мурри открыто порвал с христианством. Мурри умер в глубокой старости в 1944 году, сердечно раскаявшись и примирившись с Церковью: воспоминание о беспредельной кротости великого архипастыря преодолело в нём наконец его врождённую гордость.
Епископам Пий X давал совет "желать добра" всем модернистам и "делать им доброе". Епископу Шалонскому, к епархии которого принадлежал главный вождь всего модернизма, Луази, Пий X дал следующую директиву: "Относитесь к нему (Луази) с величайшей любовью, и если он подойдет к вам на один шаг, сделайте два шага ему навстречу". По непоколебимому убеждению святого папы, только чистая христианская любовь может вполне рассеять мрак заблуждений.
Пий X и Св. Евхаристия
Не может быть подлинной христианской жизни, жизни во Христе, без Его благодати, в особенности без той благодати, которою Он сам питает нас в Таинстве Св. Евхаристии. Первые христиане были насквозь пропитаны евхаристическим духом, они часто причащались и усердно молились перед Св. Дарами, часто хранившимися в частных квартирах на почетном месте. Но с течением веков дух постоянного общения со Христом Спасителем в св. Евхаристии стал мало-помалу покидать верующих. Тридентский собор сделал много для укрепления евхаристической жизни, но и после этого собора даже самые благочестивые верующие ограничивались причащением раз в месяц, самое частое - каждое воскресенье. В большинстве же случаев люди причащались только раз в год, перед Пасхой. Многие ощущали ненормальность такого обычая, и папа Пий Х получал много ходатайств о необходимости евхаристического подъёма в Церкви. Он и отозвался на это благочестивое движение среди верующих декретом от 20 декабря 1905 года, призывающим всех к лучшему соблюдению постановлений Тридентского собора относительно евхаристической жизни. Этот декрет призывал всех католиков к частому причащению. Господь наш Иисус Христос и Церковь живо желает частого и даже ежедневного причащения. Никакое общественное положение не может служить основанием для лишения этого таинства тех, кто приступает к нему в состоянии благодати и с чистым намерением; а такое намерение есть не что иное, как горячее желание угодить Богу, тесно соединиться с Ним в любви, пользуясь этим лекарством против слабостей и недостатков человеческой природы... Конечно, весьма похвально, чтобы причащающийся часто или даже ежедневно очищал совесть даже от незначительных повседневных грехов, по крайней мере от преднамеренных, и чтобы у него не было никакой привязанности к этим грехам; однако, достаточно итого, чтобы на причащающемся не было никакого смертоносного греха и чтобы он при этом не имел никакого расположения совершить такой грех в будущем.
(Католические богословы подчёркивают существенную разницу между смертоносным и повседневным грехом. Смертоносный грех есть сознательное и вполне добровольное нарушение требования морали в предмете важном, когда воля Божия не подлежит никакому сомнению, например в случае блуда или обдуманной крупной кражи. Повседневный грех, или грех людской слабости, ицеется налицо, когда дело идёт о каких-либо мелочах, например украсть у богатого соседа несколько спичек, или когда нет полного сознания того, что делаешь, или нет внутренней свободы. Смертоносный грех лишает душу освящающей благодати и сыновнего отношения к Богу; умирающий в состоянии такого греха, не покаявшися в нём, теряет Царство Небесное. Повседневный грех только омрачает душу; но и его следует тщательно избегать, так как он тоже, хотя в в меньшей степени, оскорбляет Господа и склоняет её к смертоносному греху.)
С вопросом о частом причащений тесно связан и другой: это вопрос о возрасте, в котором христианин должен впервые приступить к причащению. В древней Церкви дети допускались к причащению наряду со взрослыми, независимо от возраста. Потом на Западе это изменилось. Точного определения о том, когда можно было допускать к причащению, не имелось, смысл же обычая сводился к тому, что причащающийся должен находиться в сознательном возрасте, ясно понимая, что хлеб, принимаемый в причащении, есть на самом деле Сам Господь Иисус Христос. Практически, пришли к тому, что "первое Причащение" совершалось обычно в 11 - 13 лет.
И вот по почину папы Пия X, 8 августа 1910 года было опубликовано постановление Св. Престола, по которому причащать можно было, начиная с возраста около 7 лет, при условии только, что ребёнок сознаёт разницу между Хлебом евхаристическим и хлебом обыкновенным.
Однажды одна женщина была на частной аудиенции у папы Пия X. Тут же с ней был ребёнок, её сын.
- Сколько ему лет? - спросил Св. Отец.
- Четыре года, - ответила мать, - я надеюсь, что через два года он приступит к своему первому Причастию.
Папа вдруг остановил на ребёнке свой проницательный взор.
- Кого принимают во святом Причащении? - спросил он мальчика.
- Иисуса Христа, - ответил ребёнок.
- А кто такой Иисус Христос?
- Иисус Христос - Бог, - сказал мальчик.
- Приведите его ко мне завтра утром, - обратился Св. Отец к матери: - я сам причащу его.
Таких и подобных случаев было много. Так указывал Пий X, как надо понимать церковные распоряжения о предельном возрасте для причащения детей.
Богоугодная жизнь папы Пия X
Как мы выше видели, ещё будучи простым приходским священником, Пий X отличался беспредельной добротой, простотой в обращении со всеми, кротостью и духом глубокой живой веры. Став папой, он нисколько не изменился и всё более укреплялся в этих добродетелях.
Официальные торжества, этикет, протоколы, церемониал приёмов - всё это было для него мучением, от которого он не вполне отказывался только по любви к умерщвлениям и из внимания к верующим, желавшим его видеть во всём величии первосвятительства. "Какая пытка все эти придворные обычаи, - говаривал он, - когда меня водят с одного места на другое среди солдат (папская гвардия), я всегда представляю себе Господа нашего Иисуса Христа, взятого под стражу солдатами в Гефсиманском саду".
Мучением было ему тоже когда, во время больших официальных церемоний, ему целовали ногу. Он сделал всё от него зависящее, чтобы отучить римлян от старой дурной привычки рукоплескать при появлении папы в соборе св. Петра. Когда, по чину папской коронации, один из ватиканских сановников подошёл к только что коронованному Пию X и, сжигая перед ним пучок пакли, произнёс по-латыни традиционную обрядовую формулу: "Святой Отец, так проходит земная слава", один из епископов шепнул на ухо своему содеду: "Если есть на свете кто-либо, кто не нуждается в этом призыве к смирению, так это Пий X".
Пий X по прежнему вставал в пять часов утра и тотчас же шёл служить Литургию, после чего он присутствовал у обедни, которую служил его секретарь, протопресвитер Брессан, и нередко сам прислуживал ему. Пий X охотно попросту разговаривал с садовниками Ватиканского парка.
Однажды, видя это, одно высокопоставленное светское лицо сделало ему довольно неуместное замечание, что папе не подобает спускаться до уровня "низших"; но папа спокойно ответил ему: "А откуда вы знаете, кто ниже в глазах Божиих - эти чернорабочие или мы с вами?"
Он принимал с равной приветливостью, добротою и искренним смирением всех просителей: монархов, министров, послов, старушек из простонародия, католиков и инославных или иноверных, богатых и нищих, учёных и неграмотных. Пишущий эти строки лично знал одного англиканского пастора, который часто заходил к Пию X, дружески с ним беседовавшему и советовавшемуся с ним по вопросам церковного пения.
По темпераменту своему живой, вспыльчивый и раздражительный, постоянными, победами над самим собою, священник и затем папа Сарто достиг такой степени самообладания, что его стали прозывать: "Кротчайший папа". Никто никогда не видел Пия X встревоженным или сердитым. В его тоне проявлялось возмущение только тогда, когда он говорил о постоянной наглой клевете, возводимой на Церковь масонами, например, городским головой Рима, воинствующим атеистом Натаном; но это был святой гнев. На личные гнуснейшие оскорбления Пий Х не реагировал; за клеветников, поносивших его устно или в печати, он, по старой привычке, только усердно молился. Делая необходимые замечания подчинённым, он всегда говорил с полным спокойствием и беспредельною отеческою любовью.
Пий X внутренне очень страдал, когда его мероприятия и пожелания подвергались лжетолкованиям, необоснованной критике или даже насмешкам со стороны иных представителей духовенства. Ведь далеко не все понимали руководившие им побуждения, внушаемые ему свыше и часто расходившиеся с земной дипломатией и расчётами человеческой близорукой мудрости. Но это не вызывало в нём ни малейшего озлобления, недоверия или лишней озабоченности. По свидетельству близко знавших его людей, "смирение стало для него второй природой".
Папа-подвижник давал приказания редко, только в случаях крайней необходимости. Почти всегда он просто просил, умолял, увещал, дружески призывал. Пий X относился с большим уважением к авторитету епископов и настоятелей приходов или монастырей. Когда его брат, Анжело, просил его вызвать в Рим одного францисканца, папа ответил ему, что не хочет злоупотреблять своею властью и посоветовал брату обратиться к настоятелю этого монаха. О себе он говорил только, чтобы напомнить другим о своём скромном происхождении или о содеянных им ошибках. Он нисколько не обижался, когда его называли "деревенским батюшкой". Присутствие льстецов и неумеренные проявления благодарности вызывали в нём отвращение.
Когда ему однажды посоветовали издать свои богословские записки, он решительно отверг это предложение: "Зачем это, - сказал он, - когда есть столько богословских трудов, гораздо лучше составленных?" Впоследствии он, впрочем, затерял эти записки, а может быть из смирения просто уничтожил их. Он полагал тоже, что и речи его не годятся для печатания.
Случилось, что кто-то в присутствии Пия X назвал его святым. "Вы ошиблись одной буквой, -заметил он, - моя фамилия не Санто, а Сарто". (По-итальянски "санто" значат "святой", а "сарто" - "портной".)
Пий X охотно просил совета у своих сотрудников, и если делаемые ему возражения были обоснованы, он без затруднения отказывался от своего мнения. Свои проповеди он давал для исправления подчас простым священникам. Он никогда не позволял епископам преклонять перед ним колено, когда они хотели это делать, согласно старому средневековому этикету. Когда они его посещали, он всегда просил у них прощения за возможные ошибки, содеянные им в управлении вселенскою Церковью.
Чтобы не утруждать чрезмерно своих секретарей, Пий X лично работал по ночам до полного изнурения. Не раз поутру оказывалось, что за ночь он написал несколько десятков писем.
Однажды, в летнюю жару, разговаривавший с Пием X священник заметил, что папа плохо себя чувствует от томительной жажды, и хотел было позвать слугу. Папа его задержал: "Не надо беспокоить слуг; жажда - пустяки". Папе часто нездоровилось и он много страдал, но он старался никого не обременять из-за этого; а когда действительно нельзя было обойтись без прислуги, он не давал приказаний, а смиренно и ласково просил: "Дайте мне милостыню, принесите пожалуйста..." Титул, который папа, св. Григорий Великий дал папам: "слуга слуг Божиих", воистину не был для Пия X пустою формулою. Как все великие папы, он сознавал, что призвание Римского первосвятителя - неустанное служение.
Святой папа как-то узнал, что его почитатели хотят поместить в его честь памятные мраморные доски в Риезе, в церкви, где он был крещён, в Мантуе и в Венеции. Он решительно воспротивился этой затее: "К чему эти каменные плиты? Зачем забрасывать меня камнями?"
До самого конца Пий X был подлинно "святым отцом". В Ватикане его просто называли "добрый отец". Когда он должен был наказать кого-либо, он переживал жестокие мучения.
Но, как мы уже видели, защищая веру, Пий X показывал, что он имеет "железные руки", как выразился один свидетель. Когда в его мероприятиях, касающихся веры, злонамеренные люди усматривали "политику", он указывал на распятие и убеждённо говорил: "Вот моя политика!" Приняв раз какое-либо решение для обеспечения неприкосновенности веры, он требовал исполнения своих постановлений. Его безмерная доброта никогда не переходила в послабление. Это видно тоже из того, что он без разговоров увольнял из Ватикана чиновников искавших только наживы.
Пристрастие к деньгам, особенно в священстве, ему было противно. Лично в нестяжании он превзошёл многих благочестивых монахов. Люди, близко знавшие его, утверждали, что он любит бедность не меньше, чем св. Франциск Ассизский. Он щедро давал миллионы на благотворительные (в христианском духе) учреждения, на облегчение людских страданий. Для себя же он довольствовался самым необходимым для поддержания работоспособности. Он нередко говаривал: "Я родился бедным, жил бедным и хочу умереть бедным". Не раз весь его папский обед состоял из одного кусочка сыру или из нескольких орехов. Если за обедом - вопреки старому этикету, он обыкновенно обедал со своими сотрудниками или со своими сестрами - подавали какой-либо дорогой напиток, он всегда от него отказывался, приговаривая: "Это не для меня, это для господ". Мебель в его комнате была из самых дешёвых. Его бельё было того же качества, как и то, которое он носил, будучи ещё бедным деревенским мальчиком. Часы, кошелёк, очки, всё у него было простое, дешёвое. Он до конца жизни не хотел переменить свой старый простой наперсный крест на более драгоценный. Он смотрел за тем, чтобы даже подаваемые ему лекарства были из "домашних", дешёвых, "как подобает нищим".
Пий X прекрасно сознавал, что папа не владелец церковных имуществ, а только их управляющий, администратор. Крупные суммы, которые он получал нередко, должны были всегда быть употребляемы строго по воле жертвователя. Однажды папе предложили денежным подарком из ватиканских сумм заставить молчать некоторые газеты, поносившие его самого и вообще духовенство; он ответил, что не в его власти делать такое употребление церковных денег.
Ставши папой, Пий X не забыл своих двух сестёр. Он послал им своё особое благословение в день избрания. Когда они приехали в Рим и увидели папу, своего брата, они сразу бросились к его ногам. Он обнял их и сказал: "Я всегда ваш Бетти". Вместе с тем, он настойчиво хотел, чтобы его сестры не получали никаких особых отличий или титулов и оставались жить в тех же условиях, как прежде, одетые по прежнему, как крестьянки. Они поселились в очень скромной квартирке на третьем этаже какого-то старого дома по близости Ватикана. Когда один богатый американец подарил им автомобиль, папа убедил их не пользоваться такою роскошью. В своём духовном завещании Пий X просил своего будущего преемника обеспечить им месячную пенсию в 300 лир - сумму, необходимую, чтобы дряхлым старушкам не дать умереть с голоду.
Единственный брат папы, Анжело, служил почтовым чиновником в Грацие, недалеко от Мантуи. Некоторые итальянские сановники хотели было выхлопотать для него повышение по службе или выгодную должность в Риме. Пий X воспротивился этим планам: он не переносил всего того, что хотя бы только издалека могло бы напоминать средневековый непотизм, преимущества для родственников правящего папы. Своего племянника, священника Паролина, он не хотел сделать хотя бы только протоиереем и оставил его простым настоятелем деревенского прихода в распоряжении местного епископа. В том же духе поступал он и с другими своими родственниками, он желал, чтобы они честной работой добывали себе хлеб насущный; и они не обижались, они понимали, что урок, преподаваемый им Св. Отцом, ценнее всех материальных выгод и тщеславных преимуществ.
Но в пользу крайне нуждающихся Пий X без оглядки жертвовал огромными суммами. После землетрясения 1908 года, которое почти целиком разрушило Мессину, двери Ватикана раскрылись настежь для бездомных и раненых; около 600 сирот было помещено в хороших приютах на счёт папы.
На свои дела милосердия Пий X не искал средств: он твёрдо знал, что Провидение пошлёт ему всё необходимое. И чем больше он давал нуждающимся, тем больше сам получал от благотворителей.
В 1911 году в Португалии антиклерикальное масонское правительство ограбило Церковь и буквально выбросило на улицу епископов, священников, монахов и семинаристов. Епископ города Опорто просил помощи у папы Пия X для священников и семинаристов своей епархии. "Сколько вам надо?" - спросил папа. "Миллион лир", - был ответ. "Прийдите завтра... Поищу... Господь поможет". И на следующий день какой-то незнакомец, ничего обо всём этом не знавший, вручил Св. Отцу чек на один миллион лир, как раз после того как Пий X, собрав все наличные деньги ватиканских касс (в них нашёлся ровно миллион), отдал их португальскому архиерею.
При всей своей кипучей деятельности Пий X непрестанно молился, "дышал единением с Богом", "был погружён во Иисусе Христе", "казался восхищённым на нёбо", как выражались знавшие его. Присутствовавшие на аудиенциях у папы Пия X имели впечатление, что папа, разговаривая с посетителем, одновременно в тайниках своей души молитвенно беседует с Господом нашим Иисусом Христом. Все верующие чувствовали, что он не говорит от себя, а просто передаёт пожелания и слова Христа, Главы Церкви. Впечатление "духовности", которое Пий X производил на присутствующих, было огромное, незабываемое. Посетители, совсем не "клерикально" настроенные, подчас просто неверующие, часто при одном приближении Пия X падали на колени и в каком-то неземном восторге целовали руки первосвятителя. Все, кто знал лично папу Пия X, отмечают его духовную радость во Христе. При всех своих моральных страданиях, неизбежных в папском служении, и при жестоких физических болях, он жил в благодатном ликовании, в небесной отраде. Тут невольно вспоминаешь преподобного Серафима Саровского.
Общий облик святой личности Пия X не был бы полным, если бы мы не упомянули о том, что его благочестие было проникнуто усердным почитанием Пресвятой Богородицы. Когда в 1904 году истекло 50 лет со дня провозглашения догмата о Непорочном Зачатии, он обнародовал энциклику Ad diem illam, "К тому дню", в которой он устанавливает основные начала подлинного почитания Богородицы и указывает на глубокие таинственные взаимоотношения между Богоматерью и вселенскою Церковью Христовою. "К Иисусу Христу нет пути более легкого и более верного, чем через Пресвятую Богородицу". Там же он высказал мысль, что в Богородице вся его надежда для исполнения столь трудного первосвятительского служения.
По желанию Пия X в садах Ватикана была воздвигнута Лурдская пещера по точному образцу настоящей пещеры в Лурде, где 11 февраля 1858 года около половины второго часа дня 14-тилетней Бернадетте, неграмотной пастушке, ничего не знавшей о провозглашении догмата Непорочного Зачатия, явилась Пречистая и сказала ей: "Я - Непорочное Зачатие". Пий X часто молился перед этой пещерой и искал там благодатного света.
По обычаю благочестивых католиков, Пий X трижды в день по звону церковного колокола прерывал свои занятия или беседы и, став на колени, читал молитву к Пресв. Богородице (Ангел Господень).
Кончина страдальца
Прозорливый старец страдал, по-видимому, больше всего при мысли, что мировая война породит другие войны и катастрофы, ещё более жестокие, и что вследствие этого безбожие разольётся по всему миру.
Однако само здоровие папы не внушало, казалось, никаких опасений; казалось, что он проживёт ещё долгие и долгие годы. После 15 августа он почувствовал лёгкое недомогание, которое врач приписал действию жары. 18 августа тот же врач говорил, что достаточно одного дня отдыха, чтобы всё прошло. Но утром 19 папа уже не встал: врачи установили поражение обоих лёгких и боялись сердечного припадка. В 8 часов вечера наступила, как казалось, агония. Умирающего соборовали и причастили. На колокольне собора св. Петра стали звонить "за умирающего первосвятителя". Усилиями врачей удалось продлить жизнь папы ещё на несколько часов.
Пий X скончался в ночь с 19 на 20 августа 1914 г.
Умирая, он трогательно прощался с приближёнными и с умилением благодарил кардинала Мерри дель Валя за всю ту помощь, которую он ему неустанно оказывал в его трудном служении. Перед самой смертью Пий X медленно перекрестился и сложил руки как при богослужении. В этой смерти было что-то лучезарное.
В следующие дни печать всего мира и всех направлений писала о великих нравственных качествах почившего первосвятителя. Все говорили о его доброте, о его твёрдости в вере, которая всегда вдохновляла все его действия. Отмечали его искренность и прямоту, его верность внушениям божественной благодати.

Источник: Catholic.at.ua


21 августа – память св. Пия X (Джузеппе Мелчиорре Сарто) (1835-1914), Папы.
В отличие от многих своих предшественников, выходцев из богатых и аристократических семейств, этот Папа родился в семье деревенского почтальона, и первые уроки латыни получил от приходского священника. Лишь благодаря трудолюбию и упорству ему удалось поступить в гимназию, а потом в семинарию в Падуе. Эти качества отличали его и в дальнейшем. После рукоположения в 1858 году, уже будучи капелланом, Джузеппе в свободное время изучал теологию и каноническое право; в Сальцано, где он с 1867 года был настоятелем, он занимался ремонтом церкви и больницы, а когда разразилась эпидемия холеры, сам ухаживал за больными.
В 1884 году Джузеппе Сарто рукоположили в епископы Мантуи, а в 1893 году Папа Лев XIII сделал его кардиналом. После смерти Льва XIII в 1903 году кардинал Сарто был избран Папой. Произошло это исключительно потому, что избранию общего фаворита, кардинала Мариано Рамполлы, воспрепятствовало вето, наложенное императором Францем Иосифом. Надо сказать, что Джузеппе Сарто был очень огорчен, узнав о своем избрании, поскольку считал его несправедливым, и, став Папой, отнял у императора право вето.
Приняв новое имя, Джузеппе Сарто остался скромным и приветливым человеком, каким был раньше. Он отвергал любую роскошь и каждое воскресенье сам произносил проповедь. О его щедрости ходили легенды: средства, выделенные по его инициативе на помощь жертвам землетрясения в Мессине, превзошли в несколько раз сумму, предложенную правительством. Но Пий X мог при необходимости занять жесткую позицию. Он считал, что для Церкви крайне важно освободиться от контроля светских властей, пусть даже ради этого ей придется пожертвовать частью своей собственности. Его непримиримость в отношении модернизма (течения, пытавшегося привести христианские догматы в соответствие с достижениями философской мысли XIX в.) вызвала недовольство внутри самой Церкви.
Важными результатами его понтификата стали составление единого кодекса канонического права (введенного, правда, уже после его смерти) и изменение литургии, в частности, замена барочных и классических композиций более древними грегорианскими песнопениями. Пий Х всячески пропагандировал почитание Марии как матери всех христиан и подчеркивал необходимость еженедельного причастия (он разрешил допускать к причастию детей старше семи лет, хотя возражал против причащения младенцев).
Пий Х умер в августе 1914 года: одной из причин его болезни стали горечь и тревога по поводу начала Первой мировой войны. Последними словами Папы были слова его епископского девиза: «Возродить все во Христе».

Источник: ProCatholic.ru

Мы на Facebook
Закрыть

Прочитано: 5899

[ Вернуться назад ]

http://runetki.sexy/
Навигаци
 
Последнее добавленное
 
На правах рекламы
 


Полезные статьи

  • В поисках свадебного фотографа