винкс

Акт и потенция



АКТ и ПОТЕНЦИЯ


Античность. Как филос. термины понятия А. (действительность, греч. ένέργεια, лат. actus) и П. (возможность, греч. δύναμις, лат. potentia) были впервые введены Аристотелем. Данная терминологическая пара служит у Аристотеля для характеристики отношений между способностью претерпевать к.-л. изменения и ее реализацией (Метафизика 1065b 14–20). Движение относится к способности движения как сущность к материи этой сущности (там же 1048b 9). Распространив приоритет актуального, обеспечивающий постоянство природы и вечность иерархически упорядоченных космических сфер, на все сущее, Аристотель пришел к мысли о необходимости существования акта, лишенного к.-л. потенциальности. Таким чистым актом является, по Аристотелю, Бог, которого он определяет также как «недвижимый Перводвигатель» (там же 1072а 25) и первопричину (πρώτη άρχή). Как чистый акт Бог свободен от всего материального, т.е. представляет собой чистую деятельность мышления; эта деятельность мышления Бога направлена на самого Бога, и поэтому Он есть «мышление мышления» — νόήσις νόήσεως (там же 1074b 34). Различая ум актуальный и потенциальный (О душе 3), Аристотель распространяет это различие и на человеч. мышление.


Новую трактовку аристотелевской концепции актуального и потенциального применительно к уму предложил перипатетик Александр Афродисийский (кон. II — нач. III в.). Он разделил ум на три части: 1) потенциальный, или материальный; 2) способный мыслить; 3) актуальный, или творческий. Актуальный ум Александр Афродисийский отождествлял с Божественным умом, описанным Аристотелем в 12-й книге Метафизики, и резко отграничивал его от первых двух умов, характеризующих человеч. мышление. Эта теория сыграла важную роль в рецепции аристотелевской философии в арабо-мусульм. мире и в ср.-век. западноевроп. схоластике.


Средние века. Благодаря позднеантичным неоплатоническим и араб. комментариям Аристотеля понятия А. и П., переведенные еще Боэцием на лат. язык соответственно как actus и potentia, были ассимилированы в ср.-век. схоластике. Большие затруднения вызывало учение Аристотеля об А. и П. применительно к уму; сначала в арабском, а затем в лат. переводах сочинение Александра Афродисийского Об уме было интерпретировано как учение о двух различных умах — «потенциальном» и «актуальном». Через аль-Кинди, аль-Фараби, Авиценну (Ибн Сина) и Аверроэса (Ибн Рушд) это учение проникло в Зап. Европу и было в XIII в. представлено Сигером Брабантским как подлинное учение Аристотеля; согласно ему, «потенциальный ум» (intellectus possibilis) полностью отделен от «актуального ума» (intellectus agens); разум человека причастен обоим умам и вследствие этого двойственен: благодаря первому, общему для всех людей (по своей природе обладающих разумом), человек познает абстрактные понятия, благодаря второму — разумно действует. Согласно же Фоме Аквинскому, в человеке оба ума (agens et possibilis) составляют единое целое и являются высшей частью человеч. души; ум человека — личное, а не безличное и не абсолютное начало; этим человеч. ум отличается от Божественного ума: только в Боге ум мыслит самого себя. Фома Аквинский подверг критике как неоплатоническое представление о неважности и вторичности телесного бытия для познания Бога, так и концепцию аверроизма, согласно которой первичной является не индивидуальная, а мировая безличная душа, общая для всех разумных существ. Человеч. личность, согласно Фоме Аквинскому, представляет единство души и тела; душа нематериальна и бессмертна, но действует и мыслит только через тело.


Согласно Фоме Аквинскому, «бытие» (esse) конкретной вещи есть то, как эта вещь существует в действительности — actu esse (Summa theologiae I, 4, 1 ad 3). Полноту всего актуально сущего, т.е. сущностного и акцидентального бытия всех вещей Фома Аквинский определяет как «актуальность всех актов» — actualitas omnium actuum (De potentia 7, 2 ad 9). Особенную новизну философии Фомы Аквинского составляет использование понятий А. и П. для прояснения отношений между сущностью и существованием. Существование к.-л. вещи относится к ее сущности как акт к потенции. Только Бог, сущность Которого совпадает с существованием, является чистым Актом, всякое же конечное сущее, в т.ч. нематериальное (напр. ангелы), обладает потенцией, ограничивающей актуальность его бытия.


Определенные сложности вызывала онтологическая трактовка «абсолютно потенциального» (possibile absolutum). Согласно Фоме Аквинскому, «абсолютно потенциальным» ч.-л. может быть лишь в рамках бытия; несуществующее, напр. химеры и др. фантастические существа, не может обладать и потенцией. Основа «абсолютно потенциального» — бесконечность бытия Бога, Который есть Причина, Источник и Образец (exemplar) всего сущего; лишь по воле Бога потенциально сущее становится актуально сущим (Summa theologiae I, 25, 5). Дифференцируя онтологическую трактовку потенции, предложенную Фомой Аквинским, Дунс Скот видел внеш. материальную основу всего, могущего прийти в бытие (потенциального сущего) во всеведении Творца, а его внутр. формальную основу — в сущности Бога как истинно Сущего (Ordinatio I, d. 36, q. 1, n. 48–66). Аналогичных воззрений придерживался и Суарес. Дунс Скот, а следом за ним Суарес ввели понятие виртуального акта (actus virtualis), промежуточное между А. и П. Внутр. виртуальный акт бытия переводит его из потенции в акт без действия к.-л. внеш. бытия в акте. Тем самым Дунс Скот и Суарес отвергли принцип «все, что движется, движется чем-то другим» и, соответственно, первое томистское доказательство бытия Бога. У этих философов потенция фактически сводится к такому бытию, актуализации которого препятствует внеш. причина. В дальнейшем эту линию продолжил Лейбниц.


Новое и новейшее время. Большинство философов Нового времени, начиная с Декарта, отвергали понятия А. и П., т.к. считали их бесполезными для конкретного науч. объяснения природы и не учитывающими существование инерциального движения, происходящего без действия внеш. причин. В идеалистической философии (Фихте, Гегель, Джентиле) сохранился один из аспектов понятия абсолюта как чистого акта (спонтанная деятельность мышления, лежащая в основе всей реальности). Возрождение тем А. и П. в совр. период произошло в философии Брентано, в неотомизме, спиритуализме (Бергсон, Лавелль), экзистенциализме (реабилитировавшем, начиная с Кьеркегора, один из аспектов понятия реальной возможности), в философии Хайдеггера и в филос. размышлениях о совр. физике элементарных частиц (Гейзенберг).


Лит-ра: Аристотель. Сочинения в 4-х томах. М., 1975–84; Фохт Б.А. Lexicon Aristoteli*****: Краткий лексикон важнейших философских терминов // Историко-философский ежегодник 1997, 41–74; Солопова М.А. Александр Афродисийский и его трактат «О смешении» // Философия природы в античности и в Средние века. М., 1999, ч. 2, с. 121–137; Brentano F. Aristoteles und seine Weltanschauung. Lpz., 1911; Thomas Aquinas. In XII libros Metaphysicae Aristotelis commentarium. Tn., 1935; Duns Scotus J. Quaestiones super libros Metaphysicorum Aristotelis. Hildesheim, 1968; Heidegger M. Aristoteles. Metaphysik XI, 1–3: Von Wesen und Wirklichkeit der Kraft. Frankfurt a.M., 1981.


М. Хорьков

Мы на Facebook
Закрыть

Прочитано: 6992

[ Вернуться назад ]

http://runetki.sexy/
Навигаци
 
Последнее добавленное
 
На правах рекламы
 


Полезные статьи

  • В поисках свадебного фотографа