винкс

Жуан де Брито, св.



Жизнь Жуана Гектора де Брито можно обобщить в двух словах: миссионер и мученик – двойная судьба, предначертанная ему с раннего детства. Семья Брито занимала высокое положение в португальском обществе 17 века, и в девять лет Жуан состоял при дворе короля Жуана IV пажем при принце, будущем короле Педро II. Среди своих товарищей по коллегии св. Антония в Лиссабоне Жуан де Брито отличался серьезностью, безупречным поведением, нравственной утонченностью и сознательностью. С оскорбительным высокомерием некоторых более грубых натур он мирился с таким терпением, за что при дворе ему дали прозвище– “мученик”, – ставшее предсказанием произошедшего позднее в Индии.

Когда Жуан тяжело заболел, его мать молилась св. Франциску Ксаверию. Она обещала, что, если ее сын исцелится, то в знак благодарности он будет носить сутану иезуита в течение года. Он выздоровел, и новое платье, которое он носил в окружении королевских пажей, дало ему его второе имя, apostolinho, маленький апостол, распространенное название португальских иезуитов того времени. Когда в том же году королевский двор принимал участие в сорокачасовом торжестве в храме Св. Рока, Жуан оставил своих товарищей по королевской свите и шествовал с послушниками Общества Иисуса со свечой в руке, одетый в свою сутану и плащ,. Это еще раз указывает на его призвание следовать по стопам св. Игнатия.

В 16 лет он ответил на призыв Бога и поступил в новициат. В день Рождества он положил к ногам младенца Иисуса искреннее письмо, в котором просил новорожденного Спасителя, чтобы его послали с миссией в Японию. Призвание к миссионерскому служению крепло в душе Жуана.

После принесения монашеских обетов его послали в Эворский Университет изучать философию. Местный климат не подошел ему, и его перевели в Коимбру, где здоровье его восстановилось и он добился огромных успехов в учебе. Однако сердце Жуана было на Востоке, на миссиях. В 1668 году он просил, чтобы его послали с миссией в Индию. Ответ от Генерального Настоятеля, о. Паоло Олива, пришел не скоро. Когда св. Жуан де Брито окончил курс философии, его назначили на должность преподавателя в Коллегии св. Антония, где он изучал гуманитарные науки. В день праздника Св. Франциска Ксаверия, Жуану поручили читать хвалебную проповедь о святом, и он прочитал ее с рвением, которое произвело глубокое впечатление на публику.

О. Балтазар да Коста, который только что приехал из Мадурая в Португалию, рассказывал о проблемах на миссиях и призывал молодых взять на себя тяжелый труд по их решению. Жуана глубоко тронул пример миссионера. В то время он начал изучение богословия, и в 1673 году был рукоположен в священники.

Вскоре после этого Жуану, наконец, выделили место в индийской миссии. Преодолев сопротивление своей семьи, он отправился в Гоа, где закончил курс богословия. Следуя примеру св. Франциска Ксаверия, он читал такие смелые проповеди, обличавшие безнравственность, что подвергся нападению местных повес, получив серьезные травмы.

Жуану, как хорошему специалисту, предложили преподавать богословие. Он отказался, мотивировав тем, что приехал в Индию как миссионер, а не преподаватель, и дал обет посвятить себя миссии в Мадурае, самом трудном миссионерском регионе на Востоке.

Чтобы решить проблему кастовости и иметь возможность проповедовать Евангелие всем, он применил принцип “адаптации”, благодаря которому его друг и предшественник, о. Балтазар да Коста, достиг самых впечатляющих результатов. Он стал пандара свами, то есть кающимся аскетом, и таким образом получил возможность общаться и жить со всеми слоями общества, даже с париями.

Секрет адаптации миссионеров

Даже попав в сети местных предрассудков и не имея ничего, кроме самого необходимого, он посвятил год пастырской подготовке к миссионерской деятельности в Амбалакате и обосновался в Коле. Он носил просторное одеяние, крашенное красной охрой, своего рода тюрбан алого цвета на голове и деревянные сандалии на ногах, а также бамбуковую трость для путешествий. Спал на простом куске ткани или на тигровой шкуре, расстеленной на полу, а в каждый прием пищи съедал по горсти риса, сваренного в воде и приправленного перцем, горькими травами, овощами и небольшим количеством масла. Жизнь его была полностью посвящена молитве, духовным чтениям и катехизации. Живя как отшельник, он писал своему брату Фернандо де Брито 22 сентября 1692 года: “Я живу очень счастливо в этом изгнании и почти не скучаю по родной земле, хотя и тоскую немного по небесам”.

Посвящение в мученики

Его положение пандара свами благоприятствовало его апостольскому служению, и очень скоро он заслужил хорошую репутацию благодаря удивительному росту числа катехуменов, которых он наставлял. В 1676 году базу в Коле пришлось разделить на две части. Энергия и мудрость Брито распространилась не только на огромное количество парий, для которых он построил церковь, но и на правителей, поглощенных политическими проблемами и войнами на территориях от Танджавура до Гюнджи и от Сирукадамбура до Татуванчери, в непроходимых лесах и на бесплодных пограничных землях Мурава. Обращения исчислялись сотнями, исповеди и причастия тысячами. Гонения вынудили миссионеров покинуть Мурава. В 1686 году Брито, которого назначили настоятелем миссии, решил пересечь границы страны, вооруженный только духовным "оружием". Менее чем через три недели он крестил более 3000 человек. Его пригласили на север, чтобы крестить многочисленных катехуменов. Однако в Мангалам его заключили в тюрьму вместе с катехизаторами. Премьер-министр короля Мурава приказал связать их по рукам и ногам. Их привязали к стволам деревьев и подвергли жестокой пытке. Потом с ними так же обошлись в Маннарковил и в Пагани и в конце концов, приговорили их к смерти. Приговор не был приведен в исполнение, потому что монарх призвал миссионеров, ожидавших казни, ко двору. Красноречивое выступление Жуана де Брито в защиту веры дало ему право свободно проповедовать Евангелие христианам и открыто учить ему. Миссионера-мученика отпустили с глубокими следами перенесенных пыток.

Вернувшись к своей миссии, он был призван на Рыбное побережье, где получил распоряжение вернуться в Европу, чтобы дать отчет о состоянии христианства на Востоке и о его наиболее злободневных проблемах. Слава апостола распространилась повсеместно. Все хвалили его как истинного исповедника веры. В сопровождении наместника короля Индии и графа Алворы, Д. Франсиско-де-Тавора, он отплыл в Европу в 1688 году, но сначала отправился в Бразилию. Во время этого долгого путешествия он проявлял истинное милосердие. В Португалии двор выразил ему почтение как мученику за Христа. Все еще одетый, как пандара свами, он в очень простой манере изложил насущные проблемы Мадурая, Мурава и Рыбного побережья в Лиссабоне, Эворе, Коимбре и Порту. С горячим красноречием он убеждал молодых людей откликнуться на зов Господа и голод алчущих душ и в то же время подал им живой пример новых методов миссионерской адаптации. Он одобрил создание фонда поддержки группы катехизаторов-уроженцев Индии, чьи усилия, направленные на организацию катехизации и общественной работы во многом были плодом удивительных достижений последующих лет. Его замысел поддержал король, титулованные придворные особы и состоятельные люди.

Преданные души не теряют любви к своей семье, даже принеся себя в жертву Богу. Жуан де Брито навестил свою мать и оставшихся в живых братьев, проявив к ним большую любовь, а также друзей детства и от всех получил ценную помощь и поддержку.

Мадурай или Португалия?

Возникшие трудности помешали ему отправиться в Рим. Он собирался возвращаться на Восток, когда король с королевой назначили его на должность наставника принцев. Узнав об этом замысле, миссионер проявил твердость: “Я люблю небеса больше, чем землю, и пустынную землю Мадурая больше, чем дворцы Португалии”, напишет он в 1691 году. Ему предложили епископский сан, но его ответ был столь же решительным. Он не мог покинуть своих катехизаторов и новообращенных. Он был на пороге мученичества. Было бы трусостью и изменой променять его на спокойную жизнь при дворе или великолепие жизни прелата. Он распрощался с матерью и друзьями до встречи на небесах. Когда он пришел поцеловать руку короля, последний попытался задержать его под тем предлогом, что он должен поприветствовать королеву и принцев. Поняв его замысел, Жуан быстро удалился и отправился по реке Тежу на маленьком судне, пока не отыскал один из наиболее скорых кораблей флота, на котором и прибыл в Гоа 3 ноября 1690 года. 20 июня следующего года он написал из Вадугарпатти: “Я здесь две недели и уже выслушал почти тысячу исповедей и крестил 400 человек”. Апостольское чудо повторялось. Каков же был секрет миссионера, послуживший орудием Божией благодати? Строгость его жизни, беспредельная преданность своему делу и необычайная простота его наставлений: “Истины веры, проповедуемые в своей чистоте, приносят больше плода, чем утонченные идеи и изысканные слова”, написал он в 1692 году своему другу о. Луису Перейре.

Он осуществлял визит миссионерских пунктов и путешествовал по всему региону. В Пондишери он встретился со своим другом Франсуа Мартеном, правителем французской территории, и, наконец, вернулся в Мураву. Последние 15 месяцев его жизни были особенно плодотворны. Святые, предчувствуя вечность, начинают относиться ко времени с “жадностью”. Он проповедовал в Калларе и в условиях угроз и лишений организовал миссию в Муни, окрестив более 800 человек. “Иногда бывает безумно страшно, - сказал он, - и я пробираюсь сквозь кустарники, где нет ни дома, ни хижины, лишь бы добраться до христиан”.

Последняя жертва

На грозившее ему мученичество он ответил с улыбкой: “Что ж, быстрей попадем на небо”. Обращение в христианство Тадиадевана и верность принца законам христианского брака спровоцировали возобновление гонений. Когда Жуан был в лесах Муни в окружении катехуменов, его 8 января 1693 года схватили полицейские шпионы из Ранганандеван и повели ко двору, очень жестоко обращаясь с ним по пути. Его приговорили к смерти и отправили в Орийр, где он остался дожидаться казни. В это время он сделал записи для настоятеля своей провинции, где с удивительной простотой писал: “Меня судили. Я исповедовал веру в Бога. Меня снова заключили в тюрьму, и теперь я ожидаю смертного часа”. Он настал на следующее утро, 4 февраля 1693 года. Мученика обезглавили, изуродовали и отрезали ему ступни и кисти рук. Миссионерское призвание Жуана Брито завершилось мученичеством. Его глава была увенчана дважды – венцом служения Богу и ближнему.

Эмоциональный отклик на его смерть во всем Мадурае и в Португалии был огромен. В Мадурае после его смерти произошел новый всплеск христианства, а в Португалии – многочисленные миссионерские призвания. При дворе в Лиссабоне не было плача; славная смерть бывшего пажа была отмечена торжественными церемониями. Мать мученика, которая так сопротивлялась отъезду сына на Восток, отправилась в столицу в самом роскошном из своих платьев, и монарх принял ее с величайшими почестями.

Жуан де Брито был причислен к лику блаженных Пием IX 21 августа 1853 года и торжественно канонизирован Пием XII 22 июня 1947 года.

Память 4 февраля.

Д. Маурицио, S.J.

Источник: Jesuit.ru

Мы на Facebook
Закрыть

Прочитано: 3537

[ Вернуться назад ]

http://runetki.sexy/
Навигаци
 
Последнее добавленное
 
На правах рекламы
 


Полезные статьи

  • В поисках свадебного фотографа