винкс

Игнасио де Асеведо и сподвижники, блжж.



Игнасио де Асеведо (Inacio de Azevedo) родился в золотой век португальских исследований. Кампания, посвященная проповеди Евангелия на огромных пространствах Бразилии, начала продвигаться от берегов к центру континента. В примитивном обществе нищих кочевников, живших от даров земли, это апостольское служение на фоне суеверий, племенных войн и каннибализма было уделом не только ревностных, верных своему делу священников. В кампании участвовали и преданные своему служению катехизаторы-миряне с семейными группами, которые составляли ядро общественной работы, направляя деятельность кампании и придавая ей единство.

Это была новая форма церковного апостольства, предтеча современных направлений миссионерской работы. Провидение ведет миссионеров таинственным путем. Игнасио де Асеведо, который воспитывался при дворе и получил образование в области гуманитарных наук, обладал высокомерным и независимым характером, и не так легко было наставить его на путь доброты и смирения , путь Креста Христова. Следуя совету друга, Энрике Нунеса де Гувейя, он пошел послушать проповедь иезуита Франциско Эстрады. Он был поражен мимолетностью земных устремлений в свете вечной истины и принял решение отправиться в Коимбру, чтобы побольше узнать об иезуитах. Когда он решил вступить в Общество, ему было всего 22 года. Однако ему хотелось, чтобы это решение было основано на ясном и твердом осознании. Поэтому он совершил сорокадневные духовные упражнения, прежде чем сменил свою жизнь в семейном имении на Барбосе на скромное существование общников Иисуса. Он продолжил изучение искусств, после чего занялся философией и богословием.

Его восхищали миссионерские новости: сначала из Анголы и Конго, потом из Индии и Японии. Тем не менее, он хотел, чтобы все решило послушание. “Мне бы не хотелось думать, - писал он, - что причиной решения моих настоятелей стала какая-либо просьба или заявление с моей стороны. Главной причиной должно стать стремление к вящей славе Божией”. Вскоре он проявил необычные способности лидера, которые смог применить в коллегиях Коимбры и Лиссабона. Когда его послали в Брагу, он основал там школы, которые Общество должно было открыть по просьбе архиепископа Варфолмея дос Мартиреса. Он сочетал свои административные обязанности с пастырским служением, особенно в больницах и тюрьмах, а также в деревнях. Его великим орудием были молитва, покаяние и дела милосердия.

Однако душа его стремилась к дальним миссионерским путешествиям. О. Нобрега, который работал в Бразилии, нуждался в срочном подкреплении, особенно в таком человеке, который мог бы осуществить реорганизацию нарождающихся христианских общин на более твердом основании. Миссионеры думали о том, чтобы пригласить для этой цели Игнатия: он был активен, предприимчив и энергичен в своих решениях. В Риме, куда его послали в качестве прокуратора Индии и Бразилии, во время II Генеральной Конгрегации в 1565 году, генерал Общества назначил его визитатором в Террас де Санта Круз (Бразилия). Это назначение требовало от него действенного и эффективного управления делами на юге и в штате Баия. Темпы миссионерской работы в этих местах снизились, и для того, чтобы стал возможен прогресс, требовалось изменение некоторых структур. Кроме того, здесь не хватало миссионеров. В 1568 году Игнасио отправили в качестве прокуратора в Рим, а также в Лиссабон. В Португалии ему удалось получить существенную материальную помощь. Однако ничто не было так ценно, как люди, и Игнасио, путешествуя по домам и коллегиям, благодаря убедительности своей проповеди, смог вызвать отклик и энтузиазм молодых. В Риме он произвел хорошее впечатление на Пия V и Франсиско Борджа, и Папа наделил его широкими полномочиями пастыря. Генерал был настолько задет просьбой о срочной помощи, в которой нуждалась Бразилия, что написал в провинции Испании, поощряя их не скупиться на деньги и миссионеров. Эта рекомендация получила дополнительную силу благодаря проникновенному красноречию Асеведо.

В поисках апостолов для Бразилии

Когда Игнасио вернулся в Португалию, ему в помощники из множества добровольцев были назначены три человека из Валенсии, пять человек из Мадрида и два из Медина-дель-Кампо. Однако самое большое количество людей прибыло к нему из коллегий и новициатов Коимбры и Эворы. Таким образом, он собрал экспедицию из 73 священников и братьев и нескольких мирян, среди которых были сотрудники и прислуга. Всего в экспедиции участвовало около 100 человек. Такая разнородность коллектива, состоявшего из совершенно разных людей и вдохновляемого глубоким осознанием общности своих апостольских задач, была очень благоприятна. Поскольку в Лиссабоне распространялась эпидемия чумы, Асеведо сделал центром своей экспедиции, состоявшей в основном из монахов, Квинту де Валь де Розаль, которая принадлежала Коллегии св. Антония, и юг Тежу. В этой здоровой атмосфере атлантических побережий и загородных местностей он психологически и физически подготовил свой “батальон” миссионеров к великой проповеди во внутренних областях Бразилии, для которой требовались люди сo "стальным" телом и "золотым" сердцем. Месяцы ожидания проходили в благочестивой практике, упражнениях в смирении и покаянии, духовных собраниях, многочасовой учебе и работе с перерывами, занятыми музыкой и песнями, прогулками на природе или по морскому побережью, паломничествами к местным святыням и процессиями в полях в соответствии с литургическим календарем. Асеведо был не только красноречивым, вдохновенным голосом энтузиазма молодости. Следуя своему неизменному методу, он сам был живым примером всего того, что прививал своим подопечным с рвением и аскетизмом. Он брал на себя все – самую тяжелую работу, самую скромную задачу, службу, которую исполнял с неизменной бодростью и самоотдачей. В жизнеописаниях святых редко встречаются столь разительные примеры простой набожности, радости и братской любви, основанной и на суровой жизни, которой жили эти люди, готовясь осваивать девственные леса и нести Благую Весть первобытным душам.

5 июня мирная армия из 74 иезуитов отправилась на трех кораблях из Тагуса на остров Мадейру. Жизнь на борту для мирян и для монахов была почти монастырской. Молитвы и гимны читались и пелись всеми вместе на рассвете и на закате, всегда, когда позволяла погода.

30 июня Игнасио вместе с 39 товарищами пересел на корабль “Сантьяго”, отправлявшийся на Канарские острова. Против этого возражал губернатор Бразилии Д. Луис Сантьяго де Васконселос, но по просьбе торговцев с судна рейс состоялся. Предчувствуя опасность, исходящую от пиратов, и возможность мученичества, Игнасио собрал свою группу перед посадкой на корабль. Он хотел, чтобы мучениками за Христа стали добровольцы, а не люди, которых к этому принудили. Некоторые сомневались, и их места были заняты людьми с других кораблей. Когда они направлялись из Таза-Корте в Лас-Пальмас, они увидели приближающуюся флотилию пиратов-гугенотов, которой командовал Жак Соре. Поскольку защитники судна Сантьяго были немногочисленны, капитан попросил Асеведо дать ему людей для участия в сражении. Однако его команда состояла из священников и монахов и не могла сражаться. Они могли лишь помогать раненым и вдохновлять защитников молитвой. Когда, захватив корабль, гугеноты увидели, что в команде множество миссионеров, и поняли, что они собираются проповедовать в Бразилии, они ожесточили атаку. Асеведо встретил их с изображением Девы Марии в руках, объявив им, что он священник Церкви Христовой: “Все вы свидетели, что я умираю за католическую веру и Святую римскую Церковь”. Один из солдат нанес ему удар по голове, оставив его залитым кровью.

Коллегия мучеников

Остальные монахи поддерживали его молитвой и также исповедовали свою веру: единственное, что огорчало их, это то, что Бразильская миссия будет теперь лишена их поддержки. Азеведо сказал им: “Не плачьте, дети мои: мы не достигнем Бразилии, но сегодня мы создадим коллегию на небесах”. Разъяренные гугеноты убили Асеведо и Андраде, защищавшего его, и выбросили их тела в море. Потом они убили всех остальных иезуитов, кроме двоих: одного из них они продержали до следующего дня, а другого сделали своим поваром. Его место занял сын капитана Иоанн, который хотел вступить в Общество Иисуса и выдал себя за иезуита, доведя тем самым число мучеников до 40. За это он был прозван Адаукто.

Смерть всей команды от одного удара произвела глубокое впечатление на весь христианский мир. С человеческой точки зрения это была катастрофа для проповеди в Бразилии. Но Божиим промыслом мученики стали 40 живыми камнями собора, великолепного памятника, возведенного на пороге христианской Бразилии под знаменем и обетованием созвездия Южного Креста.

Христовы мученики –лучшие проповедники. Волна энтузиазма прокатилась по всему католическому миру и Бразилии, от побережья до самых внутренних ее областей, была уготована судьба стать землей, благословенной Господом. Пий IX признал и утвердил литургическое почитание Игнасио де Асеведо и его спутников 11 .05 1854 г.

Д. Маурицио, S.J.

Источник: Jesuit.ru

Мы на Facebook
Закрыть

Прочитано: 3441

[ Вернуться назад ]

http://runetki.sexy/
Навигаци
 
Последнее добавленное
 
На правах рекламы
 


Полезные статьи

  • В поисках свадебного фотографа