винкс

СЛОСКАН Болеслав Бернардович



19.08.1893–18.04.1981. Родился в дер. Штеш Лудзенского у. Витебской губ. Из крестьян, латыш. Окончил училище в Резекне (1909) и С.-Петербургскую ДС, учился в Петроградской ДА до ее закрытия в 1918. В 21.01.1917 возведен в сан римско-католического священника. С 22.06.1919 – викарий костела Св. Екатерины в Петрограде, одновременно с 13.03.1920 по 1921 настоятель церкви в Шлиссельбурге, выезжал служить также в Петрозаводск и Кронштадт. С 03.1923 служил в костеле Св. Бонифация, настоятель костела Св. Станислава. С 09.06. по 03.09.1924 – викарий костела Св. Павла в Москве. В 1925 служил в костеле Св. Барбары в Витебске, а с конца 1925 – в костеле Св. Екатерины в Ленинграде. 13.08.1926 тайно рукоположен в сан епископа и 14.09. назначен Апостольским администратором Витебской, Могилевской епархий, а в 05.1927 – и Минской области и Полесья. Архиепископ Могилевский. Арестован в Могилеве 17.09.1927, обвинялся в шпионаже, позже – переведен во внутреннюю тюрьму ОГПУ. 13.01.1928 по постановлению Особого Совещания при Коллегии ОГПУ осужден на 3 года концлагерей без применения амнистии. 13.02.1928 отправлен спецконвоем на Соловки, куда прибыл 20.04.1928. Работал кладовщиком, сторожем. Служил в Германовской часовне. В 01.1929 переведен на о. Анзер. 24.10.1929, согласно протоколу Судебного заседания Коллегии ОГПУ – в досрочном освобождении отказано. 03.10.1930 выслан на 3 года в Восточную Сибирь: Иркутск – Красноярск – Енисейск – Новотуруханск. 16.01.1931 высылка в Восточную Сибирь заменена на высылку из пределов СССР. Привезен из Сибири в Бутырскую тюрьму. Освобожден 20.01.1933. 22.01.1933 привезен из Москвы на ст. Григосово. Обменен на коммуниста Стаховского, арестованного в Латвии. Выехал в Латвию. С 1933 по 1941 ректор Рижской ДС. Арестован немцами в Риге в 1941 и отправлен в концлагерь в Германию (Шнайдемюнде). После окончания войны жил в Бельгии. Умер в Брюсселе.


Болеслав Склоскан: в Петербурге и Аглоне

Рукоположение в священники Слоскан получил в 1917 году в день Трех Царей, который пришелся по новому стилю на 21 января, от Могилевского епископа Иоанна Цыпляка в Кафедральном Соборе в Петербурге. Первую торжественную Святую Мессу новый священник Б.Слоскан отслужил в Лудзе на пасхальной неделе, 22 апреля. Об этом событии повествует один очевидец

"Вспоминаю, как в одно воскресение,16 лет назад, множество народа стекалось в Лудзенскую церковь. С торжественной процессией вместе в церковь вошел молодой священник, который с глубоким благочестием и осознанием торжества момента приблизился к алтарю, чтобы на своей родине вознести жертву Господу Богу в Святой Мессе. Это был священник Болеслав Слоскан. Со слезами радости верующие приняли его первое священническое благословение. После торжеств, простившись со своими близкими, под грохот пушек Первой Мировой войны, он отправился в Петербург, на свое место работы."

После 2-х лет учебы свящнник Слоскан был вынужден прервать свои дополнительные занятия в Духовной Академии, ибо ее закрыли. Хотя было предусмотрено, что Слоскан, как священнослужитель, будет работать в Латвии, в связи с революцией в Петербурге создалась большая нехватка священников, поэтому священник Слоскан должен был временно там остаться. В таком положении без официального назначения он должен был находиться, пока не вернется в Петербург его однокурсник священник Строд (позднее-Латвийский епископ). По разным причинам Строд в Петербург не возвратился. Священник Слоскан, будучи викарием церкви Св.Екатерины в Петербурге, обслуживал несколько приходов - в Шлиссельбурге, Петрозаводске, Кронштадте и в Абрамово.

Затем, недолго (до 1924), он исполнял обязанности настоятеля в Москве, в приходе церкви Св.Павла. Год спустя, молодой и пламенный священник стал пастырем прихода Св.Варвары в Витебске. Здесь он тоже прослужил недолго. В этом же 1925 году он вернулся в свой первый приход - в общину Св.Екатерины в Петербурге, где и прослужил дольше всего. Надо заметить, что настоятелем этой общины был краславец Буткевич,к оторого в 1923 году большевики арестовали и, затем, расстреляли в Страстную Пятницу в Московской тюрьме. Священник Н.Трепша в своих мемуарах об этом периоде пишет следующее: "Нам не слишком много известно о первых годах работы священника Слоскана, как пастыря, но и то немногое очень значимо. Это годы, когда в России, где протекала деятельность священника, а позднее, епископа Слоскана, бушевала послевоенная революционная лихорадка.
С сумасшедшей ненавистью массы бунтующих обрушивались на представителей всех конфессий, чтобы не стало никого, кто смог бы поднять против преступлений предостерегающий перст, так и ненавидели полицию, которая смогла бы вернуть порядок, и армию, которая прекратила бы бунт. Каждый режим создает свою полицию и армию, и в "красном раю" это ужасающая сила. Но Бога - Его нельзя прогнать, нельзя низложить, не засадить в тюрьмы и концлагеря.

В первые годы террор все же не был настолько упорядоченным и методичным, как это стало позже. Однако, он был таким же бессмысленным. В этот период священник занимался тихим, как бы незаметным, но глубоко благословенным делом духовного спасения в приходах Петербурга, Москвы и Витебска.Каждый Божий храм, в котором он служил, содержался с тщательнейшей заботой, в идеальном порядке. Это было известно всем прихожанам. Они очень любили и глубоко уважали своего пастыря, ибо от него веяло большим душевным покоем, упованием на Господа и молитвенной любовью. С самого начала, на каждом месте служения Слоскан старался добиться того, чтобы прихожане принимали живое участие в жизни церкви и в богослужении. Св.Литургия была жертвой от всех участвовавших. И хор так вдохновенно и ясно отвечал священнику, стоящему у алтаря, что многим случайно молящимся в храме казалось, что они как бы впервые приносят истинную жертву на Св.Мессе. Проповеди Слоскана были просты, но всегда содержали в себе новое о жизни, давали новое направление к действию, или просто углубленно поясняли происходящее в Литургике Церковной жизни. И как не странно - это очень привлекало слушающих! Часто к священнику после богослужения подходили простые прихожане со словами: "Спасибо, отец, за прекрасные слова поучения! Мы и не знали, что такова истинная суть вещей". Это было лучшее признание для священника его работы и побуждало еще больше служить своему народу.

Какое-то время Слоскан работал в одной из Петербургских церквей, но был в постоянной готовности отправится в путь, в другое место - очень многое священники были арестованы либо сломлены из-за происходившего вокруг, поэтому молодым петербургском викариям приходилось их заменять, оставаться в определенном месте на неопределенное время, пока не будет найден постоянный хозяин прихода, иногда их просто отзывали назад. Это дало священнику Слоскану большой опыт, а также способность глубоко увидеть и прочувствовать великую трагедию Церкви. Количество священников стремительно уменьшалось, бесчисленных мучеников в тюрьмах и на поселениях становилось все больше с каждым днем.

В тяжелой и видимо неблагодарной работе и трудностях - так прошли первые лучшие годы священничества. Но все же был Кто-то, который все это видел и с довольной улыбкой оценил самоотверженный труд молодого священника в Его саду."

Тайное рукоположение священника Б.Слоскана в епископы.

После ареста и высылки архиепископа Ропа и епископа Цепляка на всей территори Советского союза больше не осталось ни одного католического епископа. Обеспокоенный дальнейшим состоянием католической Церкви, Святой Папа Пий ХI,задумал рукоположить несколько епископов в Советском Союзе из тех немногих священников, которые еще находились там на свободе. Это выполнить, учитывая обстоятельства, сложившиеся в России после революции, было чрезвычайно трудно. Эту сложную миссию Святой Папа, в полной секретности, поручил отцу-иезуиту, французу, Мишелю Д'Эрбиньи. Описание этого можно найти в архиве отца-иезуита.

Французскому правительству вместе с Ватиканом удалось с большими усилиями достать разрешение для отца Д'Эрбиньи на въезд в Советский Союз. Целью приезда якобы была инвентаризация имущества французской церкви Св.Людвига. Это имущество было весьма внушительным еще при старом режиме, начиная с постройки храма,к оторый считался духовным центром для всех непольских католиков.

Путь отца Д'Эрбиньи в Москву пролегал через Берлин и Ригу. Для того, чтобы отец-иезуит смог выполнить свою миссию, нунций Монс. Пачелли (будущий Папа Пий ХII) и секретарь Монс. Ченто рукоположили отца Д'Эрбиньи в епископы в здании нунциатуры в Берлине.

Добравшись до Москвы, с помощью французского посла, он встретился с отцом-ассумпционистом Невэ, французом, служащим в Харькове (на Украине). Об этом отце Невэ Д'Эрбиньи был хорошо информирован. Встретившись, епископ Д'Эрбиньи сообщил, о том, что Святой Отец желает назначить в Советском Союзе 3 новых епископов и просит рекомендаций, так как отец Невэ, здесь служащий, лучше знает ситуацию на местах. Первым кандидатом отец-иезуит назвал священника Болеслава Слоскана, упомянув при этом, что тот молод, прост в общении, умерен, очень богобоязнен, за это многие его уважают. Затем, Невэ назвал Ленинградского генерального викария Монс. Малецкого, но этот был уже в преклонных годах. Потом назвал Севастопольского декана Фрисона и еще некоторых, которые могли бы подойти, например, Харьковского и Киевского деканов. Отец Д'Эрбиньи ответил, что оценки отца Невэ почти полностью совпадают со взглядами Римской Курии на возможных кандидатов в епископы.
после этого, отец Д'Эрбиньи открыл брату Невэ, что является епископом, показал доверенность от Святого Престола на рукоположение трех новых епископов.

Таким образом, первым будет рукоположен отец Невэ, который станет Апостольским делегатом для всей России, с правом рукоположить двух других епископов: священника Б.Слоскана и отца Фрисона. Так как Д'Эрбиньи угрожала высылка из страны, он сомневался, что сможет это сделать собственноручно.

21 апреля 1926 года в закристии французской церкви Св.Людовика в Москве, при 2-х свидетелях (бесстрашной начальницы правления церкви г-жи Отт и военного атташе итальянского посольства полковника Бергрофа), тайно, с большой предусмотрительностью, за закрытыми дверьми, епископ Д'Эрбиньи рукоположил в сан епископа отца Невэ.

Однако, Д'Эрбиньи не был все же выслан, поэтому он при содействии французского посольства получил разрешение посетить Киевского декана Скальского, которого и назначил быть Апостольским администратором Киевского округа.

Епископ Д'Эрбиньи также интересовался мнением Скальского, кто из священников достоин стать епископом. Последний высказался очень доброжелательно, с большим теплом о молодом викарии Слоскане, считая, что тот самый подходящий в сложившихся условиях претендент на сан.


Слоскан в Аглоне

Вспоминает Монс.Х.Троп о поездке в Аглону в марте 1942 вместе с епископом Б.Слосканом: "Из-за военного положения транспортное сообщение с Латгалией было очень затруднительно. С большими усилиями добрались до Даугавпилса, а далее, в Аглону - нет никакой возможности доехать. После долгих часов ожидания, нам удалось уговорить одного машиниста грузового поезда нас довезти до Аглоны. Епископу разрешили стоять в конце вагона, где обычно находится проводник, а мне пришлось залезть на перевозимые пиломатериалы. Погода была солнечная, но холодная. Я сидел на досках, а епископ все время должен был стоять на ногах, на сквозняке. Когда приблизились к станции в Аглоне, поезд скорость сбросил, но останавливаться не собирался. Поднявшись, я начал махать шапкой. Дежурный на станции остановил поезд, подбежал к нам – спрашивает: что случилось? Я объяснил, что нам надо здесь сойти. Тогда потрясенный дежурный воскликнул: "Что вы натворили! В военное время остановить поезд - это же под военный трибунал!" В это время из вагона на платформу сошел и епископ. Когда я объяснил станционному дежурному, что второй пассажир епископ Слоскан, и он должен обязательно попасть в Аглону, тот успокоился и нас отпустили без составления протокола. Я был очень удивлен тем, как епископ Слоскан спокойно и без нервозности перенес все неудобства нашей поездки, даже с известной долей юмора"

"Каждый паломник в Аглоне охотно хотел бы увидеть "высушенного" епископа, как его называли, и многие любопытные интересовались, почему епископ пьет чай без сахара. Но все же не знаю, была ли у кого смелость подойти к нему и спросить об этом напрямую, это для здоровья или для поста делается?
Обыкновенно, епископ выглядел бессильным, хотя и полным внутреннего покоя и равновесия, но когда он проповедовал, иногда в ночь на 15 августа, то вся Аглонская церковь грохотала и по паломникам проходила дрожь до костей.П осле такой проповеди, один из участников сказал: "Кто бы мог подумать, что такой худышка может метать такие молнии!" (Из книги" Жертва за братьев" Др.Янис Еруманс).

Перевод Элина Чулкстена

Источник: Baznica


Епископ Болеслав Слосканс (Sloskans Boleslas) (1893 - 1981)

Слосканс Болеслав (Sloskans Boleslas) - архиепископ титулярный Cillio, администратор Могилевской митрополии, апостолический визитатор для русских и белорусских католиков византийского обряда в эмиграции, член Высшего совета по делам эмиграции при Священной Консисториальной конгрегации, религиозный и общественный деятель.

Родился 19.8.1893 г. в мест. Стирниене Витебской губ. (совр. Резекненский р-н Латвии), в католической латышкой семье, родители Бернард и Цецилия Слоскансы. Болеслав окончил Рижское городское 3-х классное училище, в 1917 окончил римо-католическую семинарию в Петербурге, учился в Петроградской католической духовной академии до ее закрытия в 1918 г. 21.01.1917 рукоположен в священники, служение проходил в Петрограде, с 22.6.1919 - викарий храма св. Екатерины, одновременно Слосканс с 13.3.1920 служил в Шлиссельбурге, в 1922 обслуживал католическую церковь св. Иосифа в Вырице, выезжал в Петрозаводск и Крондштад, в 1923 - в Петрограде, служил в католическом храме св. Бонифация, далее в церкви св. Станислава. В 09.6-03.9.1924 - викарий в католическом приходе Петра и Павла в Москве, в 1925 служил в костеле св. Варвары в Витебске, с конца 1925 в церкви св. Екатерины в Ленинграде. В 1923 г. оформил латышское гражданство, получив отказ на продление проживания в России, в 1924 г. принял советский паспорт, чтобы остаться с паствой.

Действуя по указу папы Пия XI, французский епископ М. д'Эрбиньи, 10.5.1926 совершил рукоположение о. Болеслава в епископы. Одновременно епископский сан принял А. Фризон. Хиротония была совершена тайно в Москве, в храме св. Людовика. 12.8.1926 преосвященный Слосканс сослужил д`Эрбиньи во время тайного рукоположения, которое он совершил над А. Малецким в храме Лурдской Божией Матери в Ленинграде. 13.8.1926 получил назначение и 14.9.1926 епископ Слосканс вступил в должность апостолического администратора в Могилеве и 10.5.1927 в Минске. 14.10.1926 объявил о своем епископском сане в церкви св. Антония в Витебске, 17.9.1927 его арестовали по подозрению в шпионаже. Постановлением Коллегии ОГПУ в Москве, 13.01.1928, по ст.56-6 УК РСФСР епископ Болеслав приговорен к 3 годам лагерей, без права амнистии. 31.01.1928 генеральный викарий В. Пашкевич был обвинен в организации демонстрации верующих в Могилеве за освобождение епископа владыки Болеслава, 13.02.1928 Слосканс отправлен на Соловки.

В лагере владыка вместе с экзархом Леонидом Федоровым руководил жизнью католиков, как латинского, так и византийского обрядов, совершил хиротонии в сан священников византийского обряда 05.9.1928 - о. Д. Новицкого и в 1929, в присутствии Л. Федорова рукоположил о. С. Карпинского. После того, как 05.11.1928 была закрыта Германовская часовня, богослужения стали совершаться в Кремле, в комнатах осужденных, монахини, по благословению епископа приготавливали Св. Причастие в отдельных бумажных пакетиках и передавали для арестованных. С 19.01.1929, после репрессивных действий администрации лагеря Слосканс, вместе с верующими совершал тайные службы. Он содержался в одной роте с оо. Шавдинисом, Д. Новицким и В. Балашевым и еще некоторое время имел возможность служить мессу. Далее владыку сослали на остров Анзер, где удавалось служить литургию на большом камне в лесу, или на низком чердаке, стоя на коленях.

После освобождения 17.9.1930 вернулся в Могилев, повторно арестован 08.11.1930 и конвоирован в Москву, Постановлением Особого совещания Коллегии ОГПУ с 03.10.1930 Слосканс выслан в Восточную Сибирь на 3 года, был в Иркутске, Красноярске, Енисейске и Туруханском крае. Епископ подвергался истязаниям в 17 советских тюрьмах, 16.01.1931 постановлением коллегии ОГПУ он подлежал к высылке из СССР. В январе 1933 г. на пограничном пункте Индра правительство Латвии обменяло его на пойманного и приговоренного к 8 годам коммунистического агента Стаховского.

После освобождения преосвященный прибыл в Рим, был принят папой Пием XI и 05.04.1933 назначен ассистентом папского трона. Епископ поведал папе римскому о гонениях на религию в СССР, о тяжелом положении Католической и Православной церквей, о жертвах на Соловках и в др. местах, о разгроме российского католического экзархата, о арестованных экзархе о. Л. Федорове, духовенстве и верных. В октябре 1933 Слосканс вместе с епископами П. Бучисом и Н. Чарнецким, принимал участие в совещании русского католического духовенства в Риме.

В 1933-1941 гг. проживал в Риге, где был профессором в католической семинарии и на теологическом факультете Латвийского университета. 14.02.1941 Виленский архиепископ Ялбжыковский обращался в Рим с просьбой, чтобы епископу Болеславу Слоскансу позволили вернулся в Россию, т.к. за ним сохранялись полномочия администратора Могилевской митрополии. Перед вступлением Красной Армии в 1944 в Латвию немцы насильно вывезли в Пруссию епископа Лиепайского Урбшса и викарного епископа Рижской епархии Рансанса. Здесь уже находился владыка Болеслав, ранее арестованный гестапо и помещенный в лагерь Шнейдемюле. Благодаря вмешательству немецких епископов латвийских прелатов удалось освободить и отправить в Баварию. Слосканс проживал в г. Айхштетт и затем в монастыре капуцинов в Лор на Майне, с 1946 поселился в Бельгии, с 1951 находился в бенедиктинском монастыре Mont Cesar близ Лювена. В 21-26.11.1950 он был участником съезда католического духовенства, занимающегося русскими, приуроченного к проведению Юбилейного года в Риме. Сильное впечатление на участников оставила литургия, отслуженная епископом Слоскансом в катакомбах св. Севастиана и проповедь, в которой он вспоминал, как совершал таинство Евхаристии в неволе. В конце 1947 г. преосвященный Болеслав по благословению Св. Престола совершал визитацию белорусских общин в Европе. Слосканс 16-21.7.1951 участвовал в занятиях белорусского академического католического объединения "Рунь", проходившего в монастыре Шевентонь (Chevetogne).

Епископ Слосканс назначен апостолическим визитатором для русских и белорусских католиков в Западной Европе с 09.12.1952, с 14.02.1953 получил юрисдикцию над белорусскими эмигрантами латинского обряда в Западной Европе, с 1955 опекал латышских и эстонских католиков в эмиграции. Он также духовно окормлял белорусских и латышских студентов в Католическом университете Лувена (Louvain), в католической семинарии под его руководством находилось около 40 человек, поддерживал белорусского композитора М. Равенского, проживавшего в Бельгии, оказывал материальную помощь белорусским религиозным периодическим изданиям "Znic" (Рим), "Божым шляхам" (Париж-Лондон) и др.

Владыка участвовал в работе II съезда русских католиков, проходившего 27-30 июля 1956 г. в Брюсселе. В 1960 г., несмотря на возраст и состояние здоровья епископ Слосканс принял участие в организации и проведении съезда белорусского духовенства византийско-славянского обряда, на аудиенции 05.3.1960 он обратился с просьбой к папе Иоанну XXIII преподать благословение белорусским священникам и всему белорусскому народу. Съезд прошел в Риме 1-6.02.1960, владыка Болеслав руководил реколлекциями и проводил заседания, он поддержал предложение о назначении особого епископа для белорусов католиков, с тем, чтобы сохранить за собой титул администратора Минского и Могилевского, которые давали ему права территориального епископа. На съезде также рассматривались вопросы относительно церковных дел в диаспоре, по окончании, был принят меморандум, подписанный Слоскансом и участниками, о результатах было доложено папе на приватной аудиенции, что способствовал епископской хиротонии Чеслава Сиповича.

Епископ Слосканс также активно сотрудничал с русскими католическими организациями в эмиграции, общался с епископом Павлом Мелетьевым, И. Постновой, о. Антонием Ильцем и др., в 1970 участвовал в праздновании 25-летнего юбилея издательства "Жизнь с Богом" в Брюсселе, с 1979 на покое, проживал в монастыре сестер в Корбеек-Ло.

Умер 18 апреля 1981 г. в Брюсселе, останки владыки были перенесены 10.10.1993 в Алглонскую базилику, в апреле 2000 по инициативе латвийского епископата начат процесс беатификации.

Публикации (книги):
# Temoin de Dieu chez les sans-Dieu. Journal de prison. Du bagne des iles Solovki a la deportation en Siberie. - Mareil-le-Marli, 1986.
# Воспоминания //Истина и жизнь, 1994, № 11, 12.


Составлено по источникам:
# Соколовский О. Церква Христова 1920-1940. - Київ: Кайрос, 1999. - с. 144.
# Надсон А. Бiскуп Чэслаy Сiповiч сьвятар i беларус. - Мінск, 2004.
# Венгер А. Рим и Москва.
# М.Г. Русская поездка в Рим // РМ, 1951.17.01.
# Николаев К.Н. Восточный обряд. - Париж: YMCA, 1950. - с. 218.
# Новицкий Д. Мои воспоминания. Машинопись. Архив Foyer Oriental Chretien, Bruxelles.
# Осипова И.И. В язвах своих сокрой меня. -М.: Серебряные нити, 1996. - С. 200.
# РГИА, ф. 826, воп. 1, спр. 2415.
# Роод В. Рим и Москва. Львiв: Свiчадо, 1995. - С. 59-60, 62.
# Юдин А.В. Леонид Федоров. - М.: Христианская Россия, 2002. - с. 209, 287.

Биографические сведения предоставлены игуменом Ростиславом (Колупаевым)

Источник: http://zarubezhje.narod.ru

Мы на Facebook
Закрыть

Прочитано: 4967

[ Вернуться назад ]

http://runetki.sexy/
Навигаци
 
Последнее добавленное
 
На правах рекламы
 


Полезные статьи

  • В поисках свадебного фотографа