винкс

Папесса Иоанна



Папе́сса Иоа́нна — Папа Римский-женщина, вымышленный персонаж. Эта легендарная личность якобы занимала папский престол под именем Иоанн VIII, между Львом IV (умер в 855) и Бенедиктом III (умер в 858). В принятом в настоящее время списке римских пап имя Иоанн VIII носит реальный папа, правивший несколько позже — в 872—882.


По легенде, она была дочерью английского миссионера и родилась в Майнце или в Ингельгейме, в двенадцать лет сошлась с монахом из монастыря Фульды и ушла с ним, в мужском платье, на Афон. После продолжительных странствований, поселилась в Риме, где стала сначала нотариусом курии, затем кардиналом и, наконец, Папой Римским, но во время одной процессии родила и после этого умерла (или была убита оскорблёнными в религиозных чувствах участниками процессии).


Сторонники легенды утверждают, что после этой истории каждый новоизбранный понтифик до Льва X проходил процедуру определения пола с помощью прорезного стула, известного как Sella (вариант: Sedes) Stercoraria (лат. навозное кресло); в процедуру будто бы вxодило вырaжение Mas nobis nominus est! (лат. Наш избранник муж!).


Достоверность рассказа о папе-женщине, повторявшегося с XIII века, впервые была оспорена в XV веке. Начиная с середины XVI века историки уже не сомневались в легендарности этого рассказа. Легенда возникла, вероятно, в насмешку над порнократией — периодом господства женщин при дворе папы, начиная с Иоанна Х до Иоанна XII (919—963).


Вариации легенды



Первая версия: Жан де Мейи́ (Jean de Mailly)


Первым писателем, узнавшим о легенде, был доминиканский хронист Жан де Мейи (Archiv der Gesellschaft fur altere deutsche Geschichte, xii, 17 sq., 469 sq.), от которого другой доминиканец — Стефан де Бурбон (Etienne de Bourbon, ум. 1261) — позаимствовал её для своей работы о «Семи дарах Св. Духа» («Seven Gifts of the Holy Ghost»).


По этой версии, предполагаемая папесса жила около 1100 года, имени же для неё не указано. По тексту, чрезвычайно талантливая женщина, одетая мужчиной, стала нотариусом в курии, затем кардиналом и в конце концов папой; однажды ей пришлось выезжать верхом на коне, и по этому поводу она разродилась сыном; потом её привязали к конскому хвосту, таскали по городу, забросали камнями до смерти и похоронили там, где она умерла, и надпись на её могиле гласит: «Petre pater patrum papissae prodito partum». А еще в её правление, как добавляет легенда, появились четыре трёхдневных поста (Ember days, по три дня зимой, весной, летом и осенью), названные в её честь папессиными постами («fasts of the popess»). Однако Годфрид Буссерский не сомневавшийся в реальности персонажа помещает её на 100 лет раньше и в записи медиоланской хроники за 784 год значится


В год от Р.Х. 784 был папа Иоанн женщиной, и был он тевтонцем и вследствие этого установлено, что более никто из тевтонцев не может быть папой. 



Вторая версия: Мартин Поляк


Другая версия, появившаяся в третьей редакции «Хроники пап и императоров» Мартина Поляка (англ. Martin of Troppau, лат. Martinus Polonus), возможно, вставленная самим автором, а не последующим переписчиком. Посредством этой очень популярной работы легенда наиболее распространилась в следующей форме: После Льва IV (847-55) Св. Престол 2 года, 5 месяцев и 3 дня занимал англичанин Иоанн из Майнца (англ. John of Mainz, лат. Johannes Anglicus, natione Moguntinus). Он был, как утверждается, женщиной. Ещё в детстве эта женщина была привезена своим другом в Афины, в мужской одежде, и там показала такие успехи в учёбе, что никто не мог с нею сравниться. Она прибыла в Рим, стала преподавать там науки и этим привлекла внимание учёных людей. Она пользовалась величайшим уважением за счет прекрасного поведения и эрудиции, и в конце концов была избрана в папы. Забеременев от одного из своих верных слуг, она родила дитя во время шествия от собора св. Петра к Латерану, где-то между Колизеем (Colosseum) и храмом св. Климента. Она умерла почти в тот же момент, и говорят — похоронена на том самом месте. Теперь папы избегают этой дороги в своих процессиях; многие думают, что это из-за отвращения.


Здесь впервые появляется имя «Иоанна», которое и сейчас приписывают папессе. Мартин Поляк жил при курии в качестве папского капеллана (chaplain) и пенитенциария (penitentiary, исповедника) (ум. 1278), потому его папская история была широко читаема, и легенда получила всеобщее признание. Одна из рукописей его хроники повествует о судьбе папессы иначе: после родов Иоанна была тотчас низложена и отбывала епитимью много лет. Её сын, как добавляется, стал епископом Остии и похоронил её после смерти.



Более поздние версии


Последующие хронисты дали папессе и девичье имя: одни зовут её Агнессой (Agnes), другие Гильбертой (Gilberta). Еще более далёкие вариации находятся в работах разных хронистов, например, в «Универсальной хронике Меца» («Universal Chronicle of Metz»), написанной ок. 1250, и в позднейших редакциях книги XII (?) в. «Чудеса города Рима» («Mirabilia Urbis Romae»). По последней, папессе было видение, где предлагалось выбрать либо временное бесчестие, либо вечную кару; она предпочла последнее и умерла при родах посреди улицы.


Ранние рукописи хроники Мариана Скотта не содержат известного фрагмента о папессе (под 854 г.), и в издании MGH он отсутствует. То же относится к Liber Pontificalis, Sigebert of Gemblours, Оттону Фрейзингенскому (Otto of Frisingen) и Gotfrid of Viterbo.



Ранние оценки легенды



Доверчивое принятие


В XIV—XV вв. папесса уже считалась историческим персонажем, чьё существование никто не подвергал сомнению. Она заняла место среди резных бюстов, стоявших в кафедральном соборе Сиены (Siena Cathedral). По требованию Климента VIII она была переделана в папу Захария. Еретик Ян Гус, защищая свою доктрину перед Констанцским Собором, ссылался на папессу, и никто не предложил оспорить факт её существования.,,Без главы и без руководителя-заявил Гус-была церковь, когда в течение двух лет и пяти месяцев папствовала женщина".и далее:,,Церковь должна быть безупречна и незапятнана , но можно ли считать безупречным и незапятнанным папу Иоанна, оказавшегося женщиной,которая публично родила ребёнка?".Ни один из 22 кардиналов, 49 епископов и 272 богословов,присутствовавших на заседаниях Констанцского собора, не протестовал против этой ссылки, подтвердив своим молчанием существование этой легендарной личности. Однако она отсутствует в «LP» и среди папских портретов в соборе св. Павла вне стен (St. Paul’s Outside the Walls) в Риме.


В XV веке, после того как начала развиваться историческая критика, некоторые учёные, такие как Эней Сильвий (Aeneas Silvius) (Epist., I, 30) и Платина (Platina) (Vitae Pontifi*****, No. 106) указывали на бездоказательность рассказа о папессе. С XVI в. католические историки начали отрицать существование папессы: например, Онофрио Панвинио (Onofrio Panvinio) (Vitae Pontifi*****, Venice, 1557), Авентин (Aventinus) (Annales Boiorum, lib. IV), Бароний (Baronius) (Annales ad a.879, n.5) и другие.



Протестантская оценка


Некоторые протестанты, например, Блондель (Blondel) (Joanna Papissa, 1657) и Лейбниц (Leibniz) («Flores sparsae in tumulum papissae» в «Bibliotheca Historica», Göttingen, 1758, 267 sq.), тоже признавали, что папесса никогда не существовала. Многие протестанты, однако, использовали этот сюжет в своих атаках на папство. Даже в XIX в., когда несостоятельность легенды была определена всеми серьёзными историками, некоторые из протестантов (например, Kist, 1843; Suden, 1831; Andrea, 1866) пытались, движимые антиримским настроением, доказать историчность папессы. Даже Хазе (Hase) («Kirchengesch.», II, 2nd ed., Leipzig, 1895, 81) не смог удержаться от замечания по этому поводу, язвительного и совершенно не относящегося к истории.



Вариации надписи


«Petre pater patrum papissae prodito partum» — несогласованный набор латинских слов, оканчивающийся на: «предаю рождённое». Stephen of Bourbon приводит другой текст: «Parce, Pater Patrum, Papisse Prodere Partum». Chronica Minor XIII в. (точнее, поздняя вставка в неё), а также Flores Temporum (1290) и историк Theodoric Engelhusius (1426) приводят третий вариант: «Papa, Pater Patrum, Papisse Pandito Partum». Известен ещё один вариант, происхождение которого неясно: «Papa Pater Patrum Peperit Papissa Papellum» (тоже бессмысленный).



Доказательства мифичности


Основные доказательства полной мифичности папессы таковы:



  • Ни один современный ей исторический источник — среди всех историй папства — ничего о ней не знает; более того, нет ни единого упоминания о ней до сер. XIII в. Сейчас немыслимо представить, что появление «папессы», будь оно историческим фактом, оказалось упущенным из виду всеми историками X—XIII в.

  • В истории папства нет места, куда эта легендарная фигура могла бы поместиться.

    • Между Львом IV и Бенедиктом III, куда её помещает Мартин Поляк, она вставлена быть не может, поскольку Лев IV умер 17.7.855 и сразу же после его смерти духовенством и римским народом был избран Бенедикт III; но из-за появления антипапы в лице снятого с должности кардинала Анастасия он не был рукоположен до 29 сентября. Существуют монеты, изображающие Бенедикта III с императором Лотарём, который умер 28 сентября 855; следовательно, Бенедикт был признан в качестве папы до этой даты. 7 октября 855 Бенедикт III написал грамоту (charter) Корвейскому аббатству (Сев. Германия). Хинкмар (Hincmar), архиеп. Реймса, известил Николая I, что посланник, которого он направлял к Льву IV, узнал по дороге о смерти этого папы, и поэтому вручил свою петицию Бенедикту III, который и принял по ней решение (Hincmar, ep. xl in P.L., CXXXVI, 85). Все эти свидетельства доказывают верность дат, указанных для Льва IV и Бенедикта III, — между ними не было интервала, так что не было и места для папессы.

    • Ещё менее вероятно, что папесса могла бы быть помещена в списке пап около 1100, между Виктором III (1087) и Урбаном II (1088-99) или перед Пасхалием II (1099—1110), как предполагается в хронике Жана де Мейи.





Происхождение легенды


Сюжет о Римской папессе, видимо, имеет более раннего двойника в Константинополе. Действительно, в письме к Михаилу Кируларию (1053) Лев IX говорит, что не может поверить тому, что слышал, а именно, что Константинопольская Церковь видела евнухов, а то и женщин, на епископском престоле (Mansi «Concil.», XIX, 635 sq.).


Относительно происхождения всей легенды о папессе Иоанне предлагались разные гипотезы.



  • Беллармин (Bellarmine) (De Romano Pontifice, III, 24) думает, что рассказ попал в Рим из Константинополя.

  • Бароний (Annales ad a. 879, n. 5) предполагает, что сильно порицаемые женственные слабости папы Иоанна VIII (872-82) в отношениях с греками могли вырасти в эту легенду. Маи (Mai) показал (Nova Collectio Patr., I, Proleg., xlvii), что Фотий Константинопольский (De Spir. Sanct. Myst., lxxxix) трижды многозначительно называет этого папу не то «мужественным», не то «мужеподобным» («the Manly»), как будто снимая с него клеймо женственности.

  • Другие историки указывают на деградацию папства в X в., когда многие папы носили имя Иоанн; потому такое имя, чувствуется, вполне подходит легендарной папессе. Так, Авентин видит в рассказе сатиру на Иоанна IX; Блондель — сатиру на Иоанна XI, Панвинио (notae ad Platinam, De vitis Rom. Pont.) примеряет рассказ к Иоанну XII, тогда как Леандр (Leander) (Kirkengesch., II, 200) понимает его как оценку пагубного влияния женщин на папство в X в. вообще.

  • Прочие исследователи пытаются найти в различных происшествиях и сообщениях более определённую основу для происхождения легенды. Лев Аллатий (Leo Allatius) (Diss. Fab. de Joanna Papissa) связывает её с лжепророчицей Феотой (Theota), осуждённой на Синоде в Майнце (847); Лейбниц вспоминает историю о том, как Johannes Anglicus, якобы епископ, прибыл в Рим и там был признан женщиной. Легенду также связывали с лжеисидоровыми декреталиями, например, Karl Blascus («Diatribe de Joanna Papissa», Naples, 1779) и Gfrörer (Kirchengesch., iii, 978).

  • Объяснение Дёллингера встречено гораздо большим одобрением («Papstfabeln», Munich, 1863, 7-45). Он расценивает сюжет о папессе Иоанне как пережиток некоторых римских народных сказок, оригинально связавшийся с определёнными древними памятниками и своеобразными обычаями. Древняя статуя, откопанная в правление Сикста V на улице возле Колизея, — фигура с ребёнком — была всенародно принята за изображение папессы. На той же улице был откопан памятник с надписью, оканчивающейся известной формулой «P.P.P.» (proprie pecunia posuit) и с именем в начале, читающимся как: Pap. (?Papirius) pater patrum. Это легко могло породить надпись, указанную Жаном де Мейи (см. выше). Также было замечено, что папа не ходит по этой улице во время торжественного шествия (возможно, по причине её небольшой ширины). Далее обратили внимание, что при формальной инаугурации перед Латеранским собором новоизбранный папа уселся на мраморное кресло. Это кресло представляло из себя не что иное, как древнее туалетное сиденье (bath-stool), каких было много в Риме; иногда оно использовалось папой для отдыха. Но простонародное воображение увидело в этом знак, что таким образом будто бы проверяют пол папы, в целях впредь предотвратить попадание женщины на престол св. Петра.

  • Бертран Рассел в ,,Истории западной философии" указывает на то, что в основу легенды легла история Мароции, дочери римского сенатора Теофилакта, из рода графов Тускулума, являвшихся в начале Х века наиболее влиятельными римлянами,в роде которых титул папы стал почти наследственным.Мароция сменила нескольких мужей подряд и неведомое количество любовников.Одного из любовников она сделала папой под именем Сергия II (904-911).Сын её от этой связи был папой Иоанном XI (931-936); внуком её был Иоанн XII (955-964), который стал папой в 16-летнем возрасте и своей беспутной жизнью и оргиями, местом которых стал вскоре Латеранский дворец, окончательно подорвал авторитет папства.



Сюжет о папессе Иоанне в произведениях литературы


Сюжет о папессе Иоанне был неоднократно разработан в мировой литературе. Он привлек внимание и А. С. Пушкина, который предположительно в 1835 году написал наброски сюжета к пьесе «Папесса Иоанна» в трех действиях. Эти наброски были на французском языке[3][4].


В качестве основного мотива поэт подчеркивал «страсть к знаниям» (La passion du savoir), в результате которой Иоанна, дочь простого ремесленника, убегает из дома учиться в университете, защищает диссертацию и становится доктором. Впоследствии она становится настоятелем монастыря, где вводит строгий устав, вызывающий жалобы монахов; затем она попадает в Рим и становится кардиналом, но, когда после смерти папы ее избирают на папский престол, она начинает скучать. В третьем действии появляется испанский посланник, её старый товарищ по учёбе, который грозит ей разоблачением; она становится его любовницей, и умирает во время родов, согласно традиционной легенде. Таким образом, предполагавшееся произведение примыкало к серии драматических замыслов Пушкина середины 1830-х гг., рисующих человека низкого происхождения, который пробивает себе дорогу в феодальном обществе.


В начало жизненного пути будущей папессы Пушкин включил диалог с «демоном знания»; завершив план, он сделал такую заметку (по-французски): «Если это драма, она слишком будет напоминать „Фауста“ — лучше сделать из этого поэму в стиле „Кристабель“ или же в октавах». (Кристабель — поэма С.Кольриджа). Не исключено, что Пушкин разочаровался в своём замысле или счёл, что этот текст не может рассчитывать на публикацию по цензурным причинам; возможно, однако, что он просто не успел его осуществить до своей смерти в 1837 году.

Мы на Facebook
Закрыть

Прочитано: 12707

[ Вернуться назад ]

http://runetki.sexy/
Навигаци
 
Последнее добавленное
 
На правах рекламы
 


Полезные статьи

  • В поисках свадебного фотографа